Фотографии, доказывающие, что хоккей не для слабаков. Без зуба хоккеист


Фотографии, доказывающие, что хоккей не для слабаков

Хоккей одна из самых жестких игр. Как разряд хорошего фрезеровщика можно узнать по количеству потерянных пальцев, так и редко можно найти хорошего хоккеиста с полным рядом зубов. Хоккеистов всегда подстерегают какие-нибудь стычки, будь то соперники из другой команды или борта хоккейной площадки, встреча с которыми чревата поломанными ключицами и выбитыми зубами. Представляем вам коллекцию фотографий доказывающих, что хоккей - игра не для слабаков!

 

Аж голова отлетела

 

Нет это не костюмы зомби, это обычные хоккеисты после хорошего матча

 

Настоящего хоккеиста видно издалека

 

 

 

После восьми хоккейных сезонов

 

А зрители то где?

 

Комар сидел

 

 

Никто зуб не видел!?

 

У тебя что-то в зубах застряло

 

Классический хоккей, без клюшек

 

Настоящий балет

 

 

На этой стороне площадки болеют за хоккеиста в синем

 

Драка между вратарями

 

Разуплотнился

 

В перерывах между переломами всегда найдется время, чтобы подурачиться

4tololo.ru

Некоторые факты, традиции и статистика из хоккей

28 октября 2014

Зачем хоккеисту борода? Почему Овечкин не торопится к стоматологу? Кто настоящий рекордсмен по числу побед в Олимпиадах? Эти и другие интересные факты о хоккее, которые должен знать каждый, читайте в материале VTBRussia.ru

«Хоккей — это не вид спорта, а целая жизнь», — так любят говорить все те, кто не может ровно дышать рядом с клюшкой, шайбой, льдом и коньками. За более чем 100-летнюю историю в хоккее произошло столько интересного, что рассказывать об этом можно бесконечно. Поэтому мы постарались найти пять самых запоминающихся фактов, так или иначе связанных с московским «Динамо», спонсором которого является банк ВТБ.

Лев Яшин — хоккеист

Мало кто знает, но легендарный Лев Яшин, который отпраздновал бы на этой неделе 85-летие, какое-то время был вратарем не только футбольного «Динамо», но и хоккейного. В начале 1950-х, когда карьера Льва Ивановича только начиналась, он, как и многие футболисты того времени, зимой пробовал себя в хоккее на льду. И надо сказать, вполне успешно. В 1953 году хоккейное «Динамо» с Яшиным на воротах выиграло Кубок СССР и взяло бронзовые медали чемпионата страны. В следующем сезоне легендарный Черный Паук вполне мог дебютировать в составе советской сборной, но он все же решил сконцентрироваться на футболе. В тот год Яшин вытеснил из основного состава футбольного «Динамо», казалось бы, несменяемого Алексея Хомича, поэтому решение лежало на поверхности.

Борода — признак качества

Борода у хоккеистов является одним из главных признаков того, что сезон подходит к кульминации — финалу плей-офф. Большинство игроков соблюдают негласную традицию не бриться, пока идут игры на выбывание. Часть тренеров, кстати, также соблюдают эту традицию. Забавная ситуация сложилась в последние годы в тренерском штабе московского «Динамо»: Олег Знарок, приводивший бело-голубых к чемпионству в 2012 и 2013 годах, правило соблюдал неукоснительно и, помимо усов, выращивал бесподобную бороду. А вот его помощник и преемник Харийс Витолиньш, напротив, всегда был гладко выбрит. Как говорили оба тренера, эта традиция в тандеме заведена у них очень давно. И судя по результату, она действительно приносит удачу.

Только шесть хоккеистов в истории выиграли три Олимпиады

Всем известно, что главной хоккейной командой XX века стала сборная СССР, непобедимая Красная Машина. На ее счету семь золотых медалей Олимпийских игр, 22 победы на чемпионатах мира и еще целый набор наград. Тем не менее всего шесть хоккеистов в истории стали трехкратными победителями Олимпиад, и все они — наши соотечественники. Легенда «Динамо» Виталий Давыдов идет в этом списке отдельно, ведь в 1960–1970-х годах стабильно в чемпионскую сборную вызывались лишь хоккеисты из ЦСКА. Виталий Семенович сыграл немаловажную роль в успехах команды в Инсбруке, Гренобле и Саппоро. Еще один трехкратный — Андрей Хомутов хоть и не играл в «Динамо», успел потренировать бело-голубых в сезоне-2009/2010.

68% хоккеистов теряли зубы на льду

Шайбы, клюшки, да и сами хоккеисты делают свое кровавое дело. По подсчетам журналистов из Detroit Free Press, 68 процентов профессиональных хоккеистов по ходу своей карьеры потеряли на льду как минимум один зуб. Причем к стоматологам обращаются не только «чернорабочие» игроки, которым часто приходится ложиться под шайбу, защищая свои ворота, но и звезды. Самый известный в мире хоккеист без зуба «прямо сейчас» — советник президента московского «Динамо» Александр Овечкин. Капитан «Вашингтона» потерял зуб в 2007-м, получив клюшкой по лицу, и не спешит вставлять его обратно. Дело в том, что при повторной потере врачи обещают осложнения, поэтому Александр решил ждать завершения карьеры, после чего наведет во рту порядок.

Вратарская маска придумана… в Японии

Когда мы смотрим на то, как шайба на скорости более 100 км/час летит в шлем вратаря «Динамо» Александра Еременко, кажется, что в хоккее голкиперы всегда играли с закрытым лицом. Однако, это не так. Великий вратарь«Детройта» Терри Савчук, к примеру, большую часть карьеры играл без маски. Результат — на его лице более 400 шрамов.

Только в 1960-е годы голкиперы по всему миру стали активно использовать маски, а после — специальные шлемы. А первым свое лицо на льду стал оберегать… японец Танаки Хоима! Именно он приехал на чемпионат мира 1936 года в Берлин с маской. Это, правда, японцам не помогло: они проиграли Швеции с общим счетом 0:5 и отправились домой.

vtbrussia.ru

«Шайба выбила все зубы и сломала челюсть в четырех местах». Хоккей бывает и таким

Необыкновенное интервью из Англии.

20-летний нападающий Олег Лященко стал в этом сезоне лучшим распасовщиком хоккейной команды «Лондон Райдерс», выступающей в английской лиге с дерзким названием NIHL – National Ice Hockey League. Его партнеры – электрики, строители и агенты по недвижимости, но он стремится стать большим хоккеистом. 

— Я из Лиепаи, — говорит Олег, садясь за столик кафе Pret a Manger на северо-востоке Лондона. — Тренеры, набирая группу, ходили не только по школам, но и по садикам – там меня и нашли. Дед отвез на тренировку, мне выдали форму, и в четыре года я стал хоккеистом (при этом в моей семье ни одного спортсмена).

— Почему уехали в Лондон?

— В Лиепае нечего делать, если честно. Сначала в Лондон переехал папа. Стал здесь строителем. Одновременно учился и сейчас тоже работает на стройке, но уже менеджером. Через два года после папы в Лондон переехала мама, а еще через пять – я. Мне тогда было десять, я только закончил четвертый класс. До этого жил в Лиепае с бабушкой. Когда сказал своему латышскому тренеру, что поеду играть в Англию, тот посмотрел на меня, как на сумасшедшего. «Это что-то из мира фантастики, — сказал он. — Ты где, в холодильнике будешь играть в хоккей?» Да я и сам думал, что в Англии закончу с хоккеем, но папа нашел клуб рядом с домом.

— Как осваивались в Лондоне?

— Пришлось трудно, потому что английский у меня был не очень. Когда пришел в местную школу, знал только hello, good bye и thank you. У нас в Латвии так: если не понимаешь, что тебе говорят, — ну, значит, дурак. У англичан иначе. Учителя пытаются объяснить так, чтобы человек понял. Пусть даже жестами.

Мы жили на западе Лондона, в одном доме с литовской семьей – в том районе много выходцев из Восточной Европы и черных. В моем классе училось тридцать человек, англичан из них – только шесть. Половина класса по-английски говорила так же «хорошо», как я.

— Что поразило в Лондоне?

— В моем районе живет больше людей, чем в Лиепае. Впервые попав в центр Лондона, я вытаращил глаза от шока. Столько людей, еще и разных цветов – никогда такого не видел. В Лиепае люди всегда немного на паузе, никуда не спешат, а тут народ постоянно в движении. Недавно был в Латвии, друг сказал: «Ну-у, подойду через пару часов», — потому что знает, что ему до меня пять минут ходьбы, и незачем торопиться. А тут люди учитывают расстояния, проблемы с трафиком, рабочие графики и встречи назначают на конкретное время.

— С чего для вас начался хоккей в Лондоне?

— Тренировался три раза в неделю. Только в тринадцать-четырнадцать лет начал заниматься хоккеем интенсивно. Папа снимал мои игры на видео, и мы вместе их анализировали.

— Чем английский хоккей отличается от латвийского?

— Мой латышский тренер штудировал хоккейные книжки, учился на тренера в университете, а местный опирается только на свой опыт игрока. К тому же для него это не основная деятельность: после тренировки идет на работу. При этом вторая английская лига не слабее высшей латвийской, в которой я играл в позапрошлом году. Хотя стиль хоккея отличается. В Латвии – ставка на пас, на мышление, а в Англии – бьют, бросают, бегут, маленькие площадки. Но главное отличие: в Латвии мы тренировались два раза в день, и игроки больше ничем не занимались. А в Англии тренируемся три-четыре раза в неделю: занятие начинается в 21:45 и длится полтора часа. До этого игроки весь день вкалывают в других местах и утром снова идут на работу. То есть в хоккей играют только те, кто очень сильно любят эту игру. Не думаю, что в Латвии, поработав на стройке до шести вечера, люди пошли бы на тренировку.

— Кем работают ваши партнеры по «Лондон Райдерс»?

— Электрики, строители. Три игрока – агенты по недвижимости. Двое – владельцы тренажерных залов. Можете представить: работать пять дней в неделю, тренироваться по вечерам и еще играть каждые субботу и воскресенье. Я нигде не работаю, посвящаю себя только спорту. Кроме тренировок с командой два раза в день занимаюсь в зале и отрабатываю мастерство дома, на небольшом катке, который установил отец в нашем саду, — и, если честно, устаю. Не представляю, как можно еще и работать на стройке. Два наших игрока живут в Питерборо, дорога на тренировку занимает у них два часа. Один из них говорил после тренировки: «Доеду домой, три часа посплю – и на работу». Как они живут, вообще не понимаю.

Однажды я спросил одного нашего игрока: «Что делал сегодня?» — «На нашу стройку пришло две тонны кирпичей. Таскал их на пятый этаж с восьми до шести вечера». Один парень даже пропускал игры из-за того, что потянул плечо на стройке.

— Что с зарплатами?

— В команде «Лиепая» нам платили по шестьсот евро в месяц. Здесь платят тысячу фунтов. Для Англии это небольшие деньги, но как добавка к основной зарплате – нормально.

— Для чего вы возвращались в Латвию в 2014 году?

— Там чаще тренируются, и я хотел улучшить свое мастерство. В Лондоне дорога до тренажерного зала из-за пробок занимает час. Потом мне надо доехать до ледового дворца, потом – до бассейна. А в Лиепае я всюду быстро добирался на велосипеде – еще и на пляж успевал, чтобы побегать. Для тренировок Лиепая – просто супер. Многие команды из России и Казахстана даже проводят там летние сборы. Весь город – как спортивный комплекс. Не тренироваться невозможно.

— Как у «Лондон Райдерс» с посещаемостью?

— С учетом плей-офф мы провели пятьдесят восемь игр. Играли каждые выходные – даже в Пасху, на Рождество и Новый год. И каждый раз полный зал! Наши результаты на посещаемости никак не сказываются. Люди настолько фанатичны, что ходят и после серии поражений (в Латвии после трех поражений болельщики уже не придут – они ждут красивой игры, голов). Недавно у нас была выездная игра в Кардиффе – шесть часов от Лондона. И с нами приехало около четырехсот болельщиков! Арендовали автобусы – и в путь.

У нас солидная команда, в этом году мы заняли четвертое место, но я все равно был в шоке, увидев у четырех болельщиков татуировки с эмблемой нашего клуба. Для меня это дико, а для болельщика наша команда – семья. Встретиться на выходных с друзьями, поорать… Атмосфера на играх фантастическая. Фанаты поют песни, посвящают игрокам персональные кричалки.

На каждой игре разыгрывается майка одного из хоккеистов. После матча он снимает ее, подписывает и отдает обладателю счастливого билета. В итоге почти все болельщики на стадионе одеты в клубные майки, которые они выиграли или купили. Еще мы ходим с болельщиками в рестораны, и люди счастливы встрече с игроками так, как если бы я сегодня встретил Овечкина.

— После матчей восстанавливаетесь по методу Ковальчука – бокалом пива?

— Нет. Большинство игроков особо не пьет. Здесь они дополнительно занимаются в залах, и им не до алкоголя. Я из их числа. Тренеры вечно мне говорили, что хоккеист должен быть выше 180 см. А у меня 175 см. Моим кумиром всегда был Павел Буре – сами знаете, сколько он тренировался, какая у него была физподготовка. Он не был высоким, но был очень сильным. С моим ростом мне тоже нужно быть таким. Если на меня едет 100-килограммовый игрок, я не могу выдавить его на массе. Только на силе. Поэтому я занимаюсь своим телом. В первую очередь – чтобы не травмироваться. Хоккеисты-то нынче большие и крепкие. Даже в НХЛ сейчас ценятся не обводки, а быстрота, сила и упорство.

Я четыре года занимаюсь кросс-фитом, который включает в себя гимнастику, бег, плаванье, греблю, тяжелую атлетику. Тяжелая атлетика обеспечивает мне взрывную скорость. Подъем штанги – мое любимое упражнение. Каждый год проходят мировые соревнования по кросс-фиту. Люди из разных стран делают одно и то же пять недель. В этом году из двадцати одной тысячи участников я занял в Европе сороковое место. Да и то – по глупости. Если бы поднял штангу на пять килограмм тяжелее, был бы шестым.

— В британской лиге часто дерутся?

— Очень часто. В Латвии за драку удаляли до конца игры, а здесь дают только две минуты. В каждой встрече по одной-две драки стабильно. Болельщики во многом ради них и приходят на трибуны. В России и Латвии люди идут на хоккей, так как что-то в нем понимают, а в Англии семьдесят процентов хотят драк, чтоб кого-то бортанули и побольше голов. Что такое офсайд, мало кто знает – тут ходят смотреть на гладиаторов.

Здесь нет узкоспециализированных тафгаев. Дерутся все. И громилы, и самые маленькие. В КХЛ нормально толкнуть кого-то на борт. Здесь, если ты толкнул игрока в спину, он сразу скидывает перчатки и лезет драться. Потому что понимает: если получит травму, завтра не выйдет на работу.

В этом году игрок моей команды – азартный парень – лег под шайбу. Но обычно ложатся ногами к шайбе, а он – наоборот. Шайба выбила все зубы и сломала челюсть в четырех местах. Он пережил много операций и завершил карьеру. Говорит, что очень хочет играть, но подсознательно боится возвращаться на лед.

— Как вы ездите на матчи в другие города?

— На своих автомобилях. В каждую машину помещается по три-четыре человека. Отдельный автобус везет баулы и клюшки. Игроки часто опаздывали на матчи из-за аварий или пробок.

Сам я вожу машину с семнадцати лет. Правда, в Лондоне это не всегда удобно. Я живу в шестой зоне, на окраине, в десяти километрах от центра. Чтобы заехать в центр, надо заплатить одиннадцать фунтов. К тому же парковку там найти невозможно. Искать ее часа три, встать где-то не там, заплатить штраф шестьдесят фунтов – лучше уж на метро прокатиться.

— Как проводите время в Лондоне, когда не заняты хоккеем?

— Играю в шахматы. По вторникам ездим с дедом на турниры. В моем шахматном клубе я самый младший. Спрашиваю там у людей: «Вы чем занимаетесь?» — «Профессор в университете. Математику преподаю. А ты кто?» — «Хоккеист». — «А на кого учишься?» — «Ни на кого». Шахматы развивают быстроту мышления, что реально помогает на льду. Напрягать голову – полезно.

Еще я хожу на матчи футбольного «Вест Хэма». Его фанаты очень агрессивные. Один мой друг в шутку сказал на стадионе «Вест Хэма», что болеет за «Челси», и пришел наутро с синяком под глазом. За свою любимую команду здесь любого готовы порвать. Сходить на выходных на футбол – святое. С этой мыслью люди и работают всю неделю.

— Вы говорили, что ваш отец установил хоккейную площадку в вашем саду. Как это выглядит?

— Он построил сарай и купил синтетический лед – двадцать квадратных метров. Можно круглосуточно играть в хоккей. Соседям вряд ли понравился бы постоянный грохот шайб (звук, как будто кого-то расстреливают), но мне повезло: соседи ходят на игры нашей команды, так что к моим домашним тренировкам относятся с пониманием.

— Кто владеет вашей командой?

— Наш фан-клуб – в этом уникальность «Лондон Райдерс». Если бы не болельщики, команды бы не существовало. Пять лет назад снесли дворец, в котором мы играли. Раз негде играть, то и клуб хотели закрыть. Но болельщики сказали: нет, будем платить за то, чтобы наш клуб играл. Оплачивают аренду льда, скидываются на зарплаты, а потом еще и билеты на игры покупают. В этом году нам построили новую суперарену. Первый этаж – бассейн. Второй – спортзал. Третий – ледовый холл.

— Где заиграете в следующем сезоне?

— Моя цель – пробиться в хоккее. Сейчас поеду в лагерь в Россию к тренеру Андрею Матвееву. Там соберутся разные скауты. Московский агент, появившийся у меня два года назад, хочет отправить меня в Казахстан или Белоруссию. Он предлагал мне это и год назад, но я не хотел ехать в хорошую команду полуфабрикатом, сидеть на скамейке и хвастаться перед девушкой, что играю в экстралиге. Я остался на год в Лондоне, чтобы окрепнуть, подтянуть мастерство, физподготовку и отыграть еще шестьдесят игр в первом-втором звене. Сейчас чувствую, что готов к переезду.

После Лондона в первое время, конечно, будет сложно. Мама очень хорошо понимает в питании и кормит всю семью, а в другой стране мне придется готовить самому. Но я готов это пережить ради хоккейной карьеры. А наняться в Лондоне на стройку всегда успею. 

«Если бы президентом ФХР стал Ларионов, наш хоккей развивался бы по-другому». Интервью человека, отработавшего 7 хоккейных Олимпиад

Фото: facebook.com/oleg.lascenko

matchtv.ru

"Зуб шатается, но это хоккей"

В матче регулярного чемпионата Национальной хоккейной лиги (НХЛ) между «Вашингтон Кэпиталз» и «Миннесотой Уайлд» произошел крайне неприятный для российских болельщиков случай.

Во втором периоде встречи нападающий «столичных» Александр Овечкин получил шайбой прямо в лицо после мощного броска нападающего соперника Криса Стюарта.

Снаряд попал россиянину под визор и ударился под правый глаз. В результате этого попадания Овечкин получил рассечение губы и щеки и был вынужден покинуть площадку до конца второго периода.

Yah, he's coming back for the third. Hockey players, man. #ALLCAPS pic.twitter.com/7zw8mypHnJ

— Washington Capitals (@Capitals) 19 ноября 2017 г.

В перерыве встречи Александру наложили несколько швов, и он мужественно вернулся на лед третьей двадцатиминутке. Несмотря на болевые ощущения, игрок сумел отметиться результативной передачей на своего соотечественника Евгения Кузнецова, который поставил точку в матче — 3:1.

По окончании встречи на Овечкина посыпался поток сочувственных сообщений: болельщики начали серьезно беспокоиться о сохранности его зубов,

ведь у хоккеиста уже не хватает одного переднего зуба на самом видном месте.

Реклама

Переживали болельщики не на ровном месте, так как после матча форвард столичного клуба заявил в интервью, что на самом деле мог его потерять.

«Один зуб шатается, но не страшно, это хоккей. В тот момент не испугался, но все могло быть намного хуже. Мог вообще остаться без зубов», — приводит слова спортсмена официальный сайт «Вашингтона».

Зная, что Овечкин предпочитает не вставлять зубы, его товарищ по команде Никлас Бекстрем даже пошутил на этот счет.

«Просто пара швов на губе, так что он будет в порядке. Лишился ли он зубов? А что, у него еще остались зубы?»

— цитирует Бекстрема Associated Press.

Зуб Овечкина уже давно стал предметом для обсуждения и безобидных шуток. Одного из лучших российских хоккеистов современности просто невозможно представить без знаменитой дырки, на месте которой должен находиться верхний передний зуб.

Овечкин потерял его десять лет назад — в октябре 2007 года в матче против тогда еще существовавшей «Атланты Трэшерз». Тогда ему ударили клюшкой по лицу, и зуб не выдержал столкновения с предметом экипировки. На месте удара образовалась рваная рана, пришлось наложить 14 швов.

Поначалу хоккеист собирался пойти к стоматологу, но потом решил дождаться завершения карьеры, чтобы не рисковать потерей зуба второй раз — последствия такой травмы могли оказаться гораздо серьезнее. А пока что

в перерывах между играми спортсмен вставляет в свою знаменитую щель заглушку черного цвета, чтобы пространство для зуба не уменьшилось, а челюсть не деформировалась.

С момента потери зуба прошло уже десять лет, и его отсутствие стало настоящей фирменной фишкой хоккеиста. Даже в известном музее восковых фигур мадам Тюссо Овечкин изображен с зияющей дыркой в переднем ряду зубов.

Новости smi2.ru

На церемонию открытия этой фигуры были приглашены дети из хоккейной школы для малоимущих семей. Любопытно, что все они покрасили себе один из зубов в черный цвет, чтобы сиять на торжественном мероприятии знаменитой улыбкой своего кумира.

Овечкин является примером для подражания для многих детей. Хоккеист давно известен тем, что занимается благотворительностью, особенно много помогая больным детям, сиротам и инвалидам.

В середине октября 2017 года он неожиданно порадовал своего юного фаната из канадской провинции Онтарио — Алекса Льюи, который сумел победить рак.

Мальчик рассказал о своем счастье в эфире одной из местных телепрограмм, поведав также, что для выздоровления ему пришлось ампутировать ногу и вставить протез, однако это не помешало ему вернуться к хоккейным тренировкам.

Ведущий спросил Льюи, кто его любимый хоккеист, на что получил твердый ответ: «Алекс Овечкин». В этот момент на экране появился сам российский нападающий:

«Привет, Алекс, это твой приятель Ови. Я слышал, ты недавно смог победить рак. Приглашаю тебя на нашу игру с «Торонто Мейпл Лифс» в ноябре. Очень жду нашей скорой встречи!».

Мальчик не смог сдержать слез радости и пообещал прийти на матч. Встреча с кумиром произойдет 26 ноября.

WATCH: After watching Alex Luey's heroic story, we had a little surprise for him courtesy of his favourite player, @Ovi8. @Capitals pic.twitter.com/tGw49lyrvn

— Hometown Hockey (@hometownhockey_) 9 октября 2017 г.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Национальной хоккейной лиги, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».

news.ivest.kz