Чернение зубов. Чернение зубов


Черные зубы — японская традиция

Сегодня белоснежная улыбка является признаком здоровья и уверенности в себе. Но такое правило появилось относительно недавно, в той же  Японии  существовал обычай, когда женщины наоборот пытались всеми силами очернить свои зубы. Давайте узнаем об этом подробнее …

 

Согласно археологическим исследованиям на территории Японии чернили зубы, начиная с доисторических времен.

В японской живописи, в частности в гравюрах укиё-э эпохи Эдо, и старинной японской литературе часто встречаются изображения и ссылки на охагуро, в «Гэндзи моногатари» Гэндзи «Цуцуми Тюнагон моногатари», произведениях написанных в период Хэйан.

 

Но в былые времена чернили зубы не только японские жены. Аристократы, самураи, императорские особы считали чернение зубов символом социального положения и достойной родословной.

Самый первый случай применения охагуро был описан в  Повести о Гэндзи  XI века, хотя существует мнение, что обычай возник намного раньше. Смысл этого ритуала заключался в том, что девочка из богатой семьи, которая вот-вот вступит во взрослую жизнь, должна очернить свои зубы ради будущего мужа. Кстати, взрослая жизнь в те времена начиналась лет в девять.

 

 

Черный цвет обозначал постоянство, такими же должны быть и отношения жены с мужем. Хотя такое символическое обозначение ритуала со временем стерлось, а мода на почернение зубов только больше распространялась. Позже чернить зубы стали все богатые аристократы, позже обычай вошел и в жизнь более бедных слоев населения.

Охагуро, как можно сделать выводы из произведений японской литературы, повествующей о жизни аристократов эпохи Хэйан, практиковали и мужчины и женщины по достижению совершеннолетия и проведения церемонии гэмпуку (или гэмбуку, примерно можно перевести как первая одежда). Отмечая вхождение во взрослую жизнь, мальчики в возрасте между 11 и 17 годами (или от 12 до 18 лет) посещали святыни наследственных ками. Мальчикам дарили первую взрослую одежду, делали прически мужского стиля (мидзура) и награждали взрослым именем (эбоси-на). В период Хэйан церемония была доступна только для отпрысков благородных аристократических и самурайских семейств, только в период Муромати гэмпуку распространилась и на детей более низких сословий. Значительно упрощенная церемония для девушек, в возрасте от 12 и 14 лет, называлась моги и сосредотачивалась вокруг наряда.

 

Ингредиенты — рисовый сироп, соль, мирин, сахар, рисовая плесень, ржавый метал, чайные листья

 

 

Особый интерес представляет отвар, который использовали при окрашивании зубов. Основным компонентом было вонючая темно-коричневого цвета жидкость из уксусной кислоты под названием  kanemizu  (かねみず) с железом, растворенном в ней. Для изготовления такого отвара используются старые кусочки железа и рисовая шелуха, которые замачивают вместе и ставят в теплое место летом на 3 дня, а зимой — на 7 дней, чтобы выделилась ржавчина. Сначала на зубы наносится пчелиная кислота — продукт жизнедеятельности пчел, в котором содержатся дубильные вещества, а затем наносится отвар железа. Если проделать эту процедуру несколько раз, то зубы станут черными.

 

 

Чернение зубов указывало на замужний статус женщины. Перед тем, как войти в дом мужа, жена обходила семерых родственников, которые давали ей содержащую железо краску, и затем начиналась процедура под названием «первое чернение». Ее важность выражалась такой пословицей — «Поскольку черный цвет всегда остается черным, не изменяясь, такими будут и отношения между мужем и женой». Очерненные зубы показывали, что жена клялась в вечной преданности супругу.

Кроме чернения зубов, и девочкам и мальчикам, в том числе сбривали естественные брови и рисовали их (хикимаю). Традиция продолжалась, во всяком случае, в императорском окружении до конца периода Эдо. Чернить зубы было принято при заключении политических браков, когда девочки высокопоставленных военных выходили замуж.

В период Эдо, кроме того, что мужчины из императорского окружения продолжали практиковать охагуро, чернение зубов бытовало среди замужних женщин, девушек, которым исполнялось восемнадцать лет, а также гейш и проституток. Взрослые люди, которые проживали вне главных городов Японии, чернили зубы во время многочисленных мацури, свадебных церемоний и похорон.

 

Традиция сохранилась вплоть до эпохи Эдо, когда все замужние женщины сбривали брови и красили зубы.

5 февраля 1870 года правительство Мэйдзи запретило практику охагуро, но сегодня  охагуро  можно увидеть районах, где проживают гейши, а также во время национальных праздников.

В начале периода Мэйдзи был небольшой всплеск популярности охагуро, в период Тайсё традиция уже практически исчезла.

Сегодня охагуро можно встретить только в традиционном театре, карюкае, иногда — на мацури, в исторической драме 1960-х годов, в фильмах. Если делается охагуро, то обычно подводят брови (делают «хикимаю»).

 

 

Охагуро – важная форма культурной истории Японии. Чернение зубов в Японии имеет множество причин и затрагивает многие факторы. Во-первых, в азиатских культурах огромное символическое значение всегда имел цвет. Согласно буддизму, который оказал серьезное влияние на развитие японской истории, культуры, философии, черный – «неподвижный» цвет, он никогда не изменяется и не может быть закрашен другим цветом. Таким образом, чёрный цвет представляет постоянную силу и достоинство благодаря своему визуальному восприятию.

Чернение зубов среди мужчин в эпоху Хэйан олицетворяло неприкосновенную лояльность и доказательства в пользу того, что нельзя служить двум господам одновременно.

С охагуро связано немало призрачных историй. В одной легенде рассказывается о злом духе, который очень любил попить кровушки у девственниц, поэтому незамужние девушки чернили зубы, чтобы обмануть вампира.

 

 

Ещё одна очень известная история в «Эхон яку моногатари» – Охагуро Бэттари, история о женском призраке (ёкай), который появляется в сумерках обычно возле святыни или храма, расположенных вне города. На Охагуро Бэттари надето красивое кимоно, как считают некоторые, это свадебное кимоно, но лицо призрак всегда отворачивает или скрывает в одежде. Если смотреть на него сзади, то сложится впечатление, что это очень красивая, молодая женщина, и она заинтересовывает случайных прохожих. Но стоит что-нибудь у призрака спросить, как он с радостным восклицанием «Гя!» поворачивается лицом и прохожий, обычно это мужчина, увидев лицо призрака, умирает от страха. У Охагуро Бэттари на белом, как маска, лице нет никаких человеческих черт, кроме огромного рта, полного острых зачерненных зубов. Когда-то призрак был предположительно женщиной, которая страдала от своей непривлекательности и не могла выйти замуж. Она решила покончить жизнь самоубийством и в конечном итоге превратилась после смерти в Охагуро Бэттари.

В театре использовали чернила, смешанные со скипидаром, но сейчас во время представления традиционных японских пьес применяют чернила с зубным воском.

masterok.livejournal.com

Чернение зубов — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Чернение зубов — сохраняющаяся у некоторых народов Юго-Восточной Азии, Индии (у гуджаратцев), Южной Америки, Нигерии и Марокко практика, заключающаяся в нанесении краски на зубы[1]. Производится в эстетических и утилитарных целях. Чернение зубов практикуется также в Японии, там оно именуется охагуро.

В XXI веке чернят зубы в основном женщины, обычно традицию соблюдают пожилые. Иногда для достижения требуемого эффекта применяются коронки.

Чернят или чернили зубы вьеты, японцы, мужчины-алорцы; лаху, мяо, яо, лы, нунги; кани, кату, конги; акха, лису; палау, филиппинцы, жительницы Марианских островов, яп, коренные народы Суматры, Малакки, замужние яванки[2][3].

Чернение зубов в России

Согласно этнографическим данным, на Руси обычай у женщин чернить зубы был известен, по меньшей мере, со времён царя Алексея Михайловича[4] (при этом известно о существовании подобной моды и в Западной Европе XVI—XVII вв. — в частности, в Англии, Италии, Франции[5]). Среди зажиточных слоёв населения (дворян, купцов, богатых крестьян) данная мода продержалась до конца XVIII — начала XIX веков (о чём имеются свидетельства, в частности, Александра Радищева[6] и Михаила Салтыкова-Щедрина[7]), а в качестве своеобразного рудимента в некоторых местностях России — до начала XX столетия (как, например, у отдельных казанских татарок[8] или олонецких карелок[9]).

В литературе даются различные объяснения этому довольно странному, на современный взгляд, обычаю. По одной из версий, русские, не получавшие в условиях сравнительно холодного климата должного количества витаминов и кальция, изначально имели не вполне белые зубы; чтобы этот недостаток скрыть, модницы использовали особые белила для зубов на основе ртути, которая ещё более разрушала зубную эмаль и приводила только к почернению зубов. Поэтому, чтобы разница между повреждёнными и здоровыми зубами не бросалась в глаза, стали чернить и те, и другие[4]. Согласно другому толкованию, чёрные зубы вошли в моду, поскольку являлись косвенным показателем достатка: известно, что частое употребление в пищу сахара может спровоцировать развитие кариеса, являющегося причиной почернения зубов; сахар же на Руси был весьма дорог, позволить себе его могли только довольно обеспеченные люди, поэтому чёрные зубы символизировали достаток их обладателя[5].

Напишите отзыв о статье "Чернение зубов"

Примечания

Литература

  • Walter H. Lewis, Memory P. F. Elvin-Lewis. Medical Botany: Plants Affecting Human Health. — Wiley, 2003. — ISBN 978-0-471-62882-8.
  • Scott G.R., Turner C.G. [books.google.com/books?id=HuRcAyXWJxIC The Anthropology of Modern Human Teeth: Dental Morphology and Its Variation in Recent Human Populations]. — Cambridge University Press, 2000. — xvii с. — (Cambridge Studies in Biological and Evolutionary Anthropology). — ISBN 9780521784535.
  • Murphy J. [books.google.com/books?id=yzRHAQAAMAAJ A Natural History of the Human Teeth]. — John Callow, 1811. — С. 149—150.
  • Акулович А.В., Попова Л.А., Акулович О.Г. [www.medicus.ru/dental-hygienist/patient/istoriya-otbelivaniya-zubov-chasti-155141.phtml История отбеливания зубов. Часть I]. medicus.ru (17 августа 2012 г.). Проверено 23 июня 2014.
  • Воробьев Н.И. [books.google.ru/books?id=z9UnAQAAIAAJ&q=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&dq=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=SnWoU-TpIoqAywOBkIHABQ&ved=0CBkQ6AEwADgU Казанские татары: этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода]. — Татгосиздат, Редакция научно-технической литературы, 1953. — С. 290. — 380 с.
  • Жуковская Н.Л., Мокшин Н.Ф. [books.google.ru/books?id=XV4uAAAAMAAJ&q=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&dq=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=SnWoU-TpIoqAywOBkIHABQ&ved=0CDwQ6AEwCDgU От Карелии до Урала. Рассказы о народах России]. — М.: Флинта, Наука, 1998. — С. 27. — 320 с. — ISBN 5-89349-083-5.
  • Пушкарева Л.Н. [journal.iea.ras.ru/archive/2000s/2004/Pushkareva_2004_1.pdf "Мед и млеко под языком твоим..."] (PDF) 61—76. «Этнографическое обозрение» (2004). Проверено 23 июня 2014.
  • Радищев А.Н. [az.lib.ru/r/radishew_a_n/text_0010.shtml Путешествие из Петербурга в Москву]. Библиотека Максима Мошкова. — «Парасковья Денисовна, его новобрачная супруга, бела и румяна. Зубы как уголь. Брови в нитку, чернее сажи.»  Проверено 23 июня 2014.
  • Салтыков-Щедрин М.Е. [az.lib.ru/s/saltykow_m_e/text_0100.shtml Пошехонская старина. Начало]. Библиотека Максима Мошкова. — «Лица их, впрочем, значительно портило употребление белил и румян, а так же совсем черные зубы, в подражание городским купчихам, у которых в то время была такая мода»  Проверено 23 июня 2014.

К:Зубы К:Косметика

Отрывок, характеризующий Чернение зубов

Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостью и умилением переполнявший его душу.

Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения, Пьер отвечал: «Да, да, согласен», – и с сияющею детскою улыбкой, с открытой, жирной грудью, неровно и робко шагая одной разутой и одной обутой ногой, пошел вперед с приставленной Вилларским к его обнаженной груди шпагой. Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и наконец привели к дверям ложи. Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед ними. Чей то басистый голос (глаза Пьера всё были завязаны) сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился? и т. п. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим, и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями. Он слышал, как шопотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтобы он был проведен по какому то ковру. После этого взяли его правую руку, положили на что то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена. Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер как во сне увидал, в слабом свете спиртового огня, несколько людей, которые в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь. Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в него. Но шпаги отстранились от него и ему тотчас же опять надели повязку. – Теперь ты видел малый свет, – сказал ему чей то голос. Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку и более десяти голосов вдруг сказали: sic transit gloria mundi. [так проходит мирская слава.] Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде видел. Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее. По правую руку сидел итальянец аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны. Еще был тут один весьма важный сановник и один швейцарец гувернер, живший прежде у Курагиных. Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было 7 больших, в роде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма. – Он прежде должен получить лопату, – сказал шопотом один из братьев. – А! полноте пожалуйста, – сказал другой. Пьер, растерянными, близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение. «Где я? Что я делаю? Не смеются ли надо мной? Не будет ли мне стыдно вспоминать это?» Но сомнение это продолжалось только одно мгновение. Пьер оглянулся на серьезные лица окружавших его людей, вспомнил всё, что он уже прошел, и понял, что нельзя остановиться на половине дороги. Он ужаснулся своему сомнению и, стараясь вызвать в себе прежнее чувство умиления, повергся к вратам храма. И действительно чувство умиления, еще сильнейшего, чем прежде, нашло на него. Когда он пролежал несколько времени, ему велели встать и надели на него такой же белый кожаный фартук, какие были на других, дали ему в руки лопату и три пары перчаток, и тогда великий мастер обратился к нему. Он сказал ему, чтобы он старался ничем не запятнать белизну этого фартука, представляющего крепость и непорочность; потом о невыясненной лопате сказал, чтобы он трудился ею очищать свое сердце от пороков и снисходительно заглаживать ею сердце ближнего. Потом про первые перчатки мужские сказал, что значения их он не может знать, но должен хранить их, про другие перчатки мужские сказал, что он должен надевать их в собраниях и наконец про третьи женские перчатки сказал: «Любезный брат, и сии женские перчатки вам определены суть. Отдайте их той женщине, которую вы будете почитать больше всех. Сим даром уверите в непорочности сердца вашего ту, которую изберете вы себе в достойную каменьщицу». И помолчав несколько времени, прибавил: – «Но соблюди, любезный брат, да не украшают перчатки сии рук нечистых». В то время как великий мастер произносил эти последние слова, Пьеру показалось, что председатель смутился. Пьер смутился еще больше, покраснел до слез, как краснеют дети, беспокойно стал оглядываться и произошло неловкое молчание.

wiki-org.ru

История черных зубов. - История красоты

Вероятно, многие из вас, рассматривая японские гравюры средних веков, обращали внимание на закрашенные черным зубки красавиц.Об истории этого явления я и хотела бы рассказать сегодня. 

Когда именно милая традиция боевой раскраски зубов появилась в Японии - доподлинно неизвестно. По некоторым данным она берет начало с 15го императора Ооджина-тэнно и его воинственной матушки вдовствующей императрицы Джингу, которые подцепили эту заразу на ближайшем континенте где-то в 3-4 веках. А в славных сопредельных государствах Юго-Восточной Азии закрашивать зубки как начали с дремучей древности, так и до сих пор кое-где балуются.Вот приехали японцы в гости к соседям, посмотрели на эту красоту и решили, что им тоже надо.

Правда, поначалу правильно красить зубы японцы не умели. И пользовались для этой цели чем придется: соками фруктов и трав, всякими отварами, которые и цвет качественный не давали и смывались быстро. 

По-японски черные зубы называются "о-хагуро" お歯黒 . Использование почтительного префикса "о" перед словом показывает, что относились к этому серьезно и с уважением.Черненые зубы входили в полный комплект макияжа для тех, кто желал считаться модным и красивым. Красота по-древнеазиатски: белое-белое лицо, красные-красные губки бантиком и черные-черные глаза, волосы и зубы. А доступно это первое время было только знати. Остальным выглядеть красиво и модно было необязательно. Так выглядят черные зубы о-хагуро отдельно от хозяина.

Интересно, что поначалу закрашивали зубки черным только благородные японские дамы. Мужчины ограничивались побелкой лица и рисованием бровок на лбу. Говорят, что намазанные белым лица было лучше видно в темных залах древних дворцов.

В древнейшей японской летописи "Коджики", датирующейся началом 8го века, уже воспевается красота девушек с "восхитительно черными блестящими зубами".В середине 8го века прибывший в Японию китайский монах Ганджин привез целую библиотеку древней китайской литературы, часть из которой была посвящена заботе о здоровье, личной гигиене и профилактике болезней. Именно Ганджину приписывают приобщение японской знати к регулярному принятию ванн, ежедневной чистке зубов и их окрашиванию в правильный черный цвет.

Пожалуй, это одно из древнейших (если не самое древнее) японское изображение дам с чернеными зубами.Фрагмент рукописного свитка, который относят к 12му веку, "Ямаи-но соши" 病の草紙.Дама с черными зубами поближе:Так вот оно примерно выглядело, если без прикрас.

Когда к модной тенденции чернить зубы присоединились и мужчины, не очень ясно. По одним данным, зубы красил легендарный принц Шётоку, в 6ом веке, стало быть.По другим сведениям, моду на чернение зубов среди мужской части знати ввел уже в 12ом веке Император Тоба, который жутко маялся зубами, зато очень любил поговорить "за жизнь" со своими приближенными. Кто именно предложил болезному тэнно покрасить зубки черным и чем аргументировал это, неизвестно. Но императору идея понравилась. А придворные дружно поддержали. Черные зубы стали одним из признаков принадлежности к элите: краситься дозволялось только придворным не ниже 5го ранга.

Девушки же начинали красить зубы как только признавались взрослыми, т.е. пригодными к замужеству. Точной даты древнеяпонского совершеннолетия не было, возраст, когда девушка считалась уже взрослой варьировался с 12 до 16 лет. Вероятно, возраст совершеннолетия у девочек привязывался к началу менструаций. Однако, если родителям девушки хотелось срочно породниться с кем-то знатным, "совершеннолетие" назначали на 8-10 лет.

Черненькие зубки сохранились у кукол Хина-нингё, представляющих благородную аристократию хэйанских времен. Лицо Одаири-сама, Императора, из набора Хина-нингё. Стащено отсюда.

В повести "Хэйкэ Моногатари", написанной в начале 13го века, чернение зубов уже описывается и как обычай самураев.

К середине 15го века черные зубы повсеместно стали частью "взрослого одеяния". Первое церемониальное окрашивание зубов у девочек и мальчиков происходило на день совершеннолетия вместе с изменением прически и стиля одежды. Фиксированной даты, однако, так и не было и возраст варьировался от 10 до 16 лет.

Повальное увлечение черными зубами до некоторой степени сохранило свой отпечаток в масках театра Но.  Мужская маска "Джюроку" (十六). Кликабельно. Отсюда.

 Кликабельно. Женская маска "Фукаи" (深井) театра Но. Стащено отсюда.

Во время спокойной и размеренной жизни времен Эдо женщины продолжали красить зубы. Черные зубы служили признаком совершеннолетия дамы. Если девочка умудрялась выйти замуж до своего совершеннолетия, то набор для чернения зубов преподносился ей в качестве свадебного подарка. Наборы эти отличались изысканностью отделки, особенно у богатеньких, и украшались гербами семьи. Разные наборы для окрашивания зубов времен Эдо. Все картинки кликабельны.

А вот у мужчин эта привычка постепенно начала уходить. И уже к 19му веку исчезла окончательно, оставшись только в самых консервативных аристократических кругах.На гравюрах времен Эдо сохранилось довольно много изображений девушек, закрашивающих зубы.

 Утагава Утамаро.

 Неизвестный художник.

Кажется, тоже Утамаро.

Он же.

Автор не был указан.

Об обычае японских женщин чернить зубы знали и европейцы.Гравюра, видимо, голландского авторства.

В середине 19го века указом императора Мэйджи было запрещено красить зубы членам императорской семьи. Этого оказалось достаточно, чтобы мода на черные зубки стала умирать, начиная, понятно, с жительниц больших городов.Но для особо консервативных дам был налажен выпуск ингридиентов для окраски зубов в современных и модных упаковках.   Упаковки порошка (одного из ингридиентов) для приготовления смеси, окрашивающей зубы. Конец 19го века. 

 Гравюра Такэхиса Юмэджи (начало 20го века), представляющая женщину, красящую зубы.

Говорят, кое-где в глухих провинциях черные зубки дожили вплоть до середины 20го века.Карикатура Кобаяши Киёчика, начало 20го века.

Что же использовали для окраски зубов жители средневековой Японии?Поскольку хорошо окрашенные, блестящие черные зубки были гордостью женщины, секрет хорошей краски хранился в каждой семье и передавался через поколения от матери к дочери или от свекрови к невестке. Точный состав потому достаточно разнообразен. Но классический рецепт обязательно включал три следующих компонента:

1. "Фушико" 五倍子粉 - порошок истолченных галлов (наростов) местной разновидности дерева сумах. Вот такие орешки-галлы, рост которых, говорят, каким-то образом провоцируется насекомыми или бактериями. Вот эти шишки собирают, высушивают и растирают в порошок. Порошок этот содержит около 60-70% таннина - дубильного вещества.

2. "Канэ-мизу" 鉄漿水 - настойка на гвоздях. Какой-либо раствор солей железа. Традиционно делался путем настаивания в течение 2-3 месяцев старых железок в воде с добавлением зеленого чая, дрожжей, рисового вина мирин, соли и сахара по вкусу. Нашла блог, автор которого рискнула воспроизвести старинную рецептуру "канэ-мизу" (что избавило лично меня от повторения этого эксперимента, как советовали отдельные остряки). Слева - набор ингридиентов, справа - готовый продукт.Во время Эдо настойку на гвоздях делали в симпатичных таких керамических бадейках: В наше время "канэ-мизу" можно заменить банальным раствором банального же сульфата железа.

3. Растертые же в порошок раковины устриц カキ殻 или гашеная известь.

Эти три компонента смешивались непосредственно перед нанесением в какой-нибудь плошке, давая тот самый замечательный густо-черный цвет.

Собственно, похожая рецептура была известна и в Европах, и даже в России. Для самых обычных чернил.

Местные дантисты утверждают, что таннин, обладающий бактерицидными свойствами, в такой смеси защищал эмаль зубов от всяких напастей. И даже препятствовал развитию кариеса.

Однако, настойка на гвоздях имела весьма неприятный запах. А краска была не очень стойкой. Процедуру рекомендовалось делать в идеале ежедневно или не реже чем раз в три дня.

Ежели кто рискнет, то вот осовремененный рецепт:Фушико (можно заменить дубовой корой), сульфат железа и гашеная известь в соотношении 3.5 : 2 : 1. Развести водой по минимуму и немедленно мазать.

Впрочем, среди отдельных категорий дам манера красить зубки черным существует и поныне. Таю из Шимабары, Киото (кликать с осторожностью, вблизи зрелище не для слабонервных).Таю красили зубы всегда и красят до сих пор. Видимо, если эта профессия еще продержится, то так и будут красить. Им положено, аристократки как-никак, тот самый 5й ранг.

Действующие женские лица разных исторических шествий и парадов. Например, во время Аои Матсури в Киото главному женскому персонажу, представителю императорской семьи перед богами, Сайодаи, зубки чернят в обязательном порядке.

И традицию окрашивания зубов в черный цвет продолжают гейши Киото.  Кликабельно.Это не косплей, реальные майко. Фотографии из частных блогов.

Майко-сан (начинающие гейши, ученицы) в последние несколько дней в этом качестве надевает парадно-официальное черное кимоно с гербами, прическу "сакко-шимада" и красят зубки черным. Тыц-тыц!Майко Мамэчихо 29 ноября 2009 года, последний вечер в качестве майко.

Она же на следующий день: Церемония "эрикаэ", первый день в качестве гейко.Фотки с благодарностью и восторгом утянуты у юзера Фликра ewoodham.

Ну, и в довесок вот вам еще одна красотка с черными зубками: Клик!О-бакэ, монстр, женщина без лица, но со ртом с черными зубами. Охагуро-бэттари.Безвредная для человека, но пугает, ага.Нарисована в 1841 году художником Такэхара Шюнзэн (竹原春泉) для книги "Эхон хяку-моногатари" - бестиарий времен Эдо.

Имеется и памятник даме с черными зубами по мотивам этой же гравюры:Находится в городе Сакаиминато префектуры Тоттори.

bellezza-storia.livejournal.com

Чернение зубов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 2 мая 2018; проверки требует 1 правка.Текущая версияпоказать/скрыть подробности Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 2 мая 2018; проверки требует 1 правка. Почерневшие от жевания бетеля зубы у женщины из национальных меньшинств Таиланда

Чернение зубов — сохраняющаяся у некоторых народов Юго-Восточной Азии, Индии (у гуджаратцев), Южной Америки, Нигерии и Марокко практика, заключающаяся в нанесении краски на зубы[1]. Производится в эстетических и статусных целях. Чернение зубов практикуется также в Японии, там оно именуется охагуро.

В XXI веке чернят зубы в основном женщины, обычно традицию соблюдают пожилые. Иногда для достижения требуемого эффекта применяются коронки.

Чернят или чернили зубы вьеты, японцы, мужчины-алорцы; лаху, мяо, яо, лы, нунги; кани, кату, конги; акха, лису; палау, филиппинцы, жительницы Марианских островов, яп, коренные народы Суматры, Малакки, замужние яванки[2][3].

Согласно этнографическим данным, на Руси обычай у женщин чернить зубы был известен, по меньшей мере, со времён царя Алексея Михайловича[4] (при этом известно о существовании подобной моды и в Западной Европе XVI—XVII вв. — в частности, в Англии, Италии, Франции[5]). Среди зажиточных слоёв населения (дворян, купцов, богатых крестьян) данная мода продержалась до конца XVIII — начала XIX веков (о чём имеются свидетельства, в частности, Александра Радищева[6] и Михаила Салтыкова-Щедрина[7]), а в качестве своеобразного рудимента в некоторых местностях России — до начала XX столетия (как, например, у отдельных казанских татарок[8] или олонецких карелок[9]).

В литературе даются различные объяснения этому довольно странному, на современный взгляд, обычаю. По одной из версий, русские, не получавшие в условиях сравнительно холодного климата должного количества витаминов и кальция, изначально имели не вполне белые зубы; чтобы этот недостаток скрыть, модницы использовали особые белила для зубов на основе ртути, которая ещё более разрушала зубную эмаль и приводила только к почернению зубов. Поэтому, чтобы разница между повреждёнными и здоровыми зубами не бросалась в глаза, стали чернить и те, и другие[4]. Согласно другому толкованию, чёрные зубы вошли в моду, поскольку являлись косвенным показателем достатка: известно, что частое употребление в пищу сахара может спровоцировать развитие кариеса, являющегося причиной почернения зубов; сахар же на Руси был весьма дорог, позволить себе его могли только довольно обеспеченные люди, поэтому чёрные зубы символизировали достаток их обладателя[5].

  • Walter H. Lewis, Memory P. F. Elvin-Lewis. Medical Botany: Plants Affecting Human Health. — Wiley, 2003. — ISBN 978-0-471-62882-8.
  • Scott G.R., Turner C.G. The Anthropology of Modern Human Teeth: Dental Morphology and Its Variation in Recent Human Populations. — Cambridge University Press, 2000. — xvii с. — (Cambridge Studies in Biological and Evolutionary Anthropology). — ISBN 9780521784535.
  • Murphy J. A Natural History of the Human Teeth. — John Callow, 1811. — С. 149—150.
  • Акулович А.В., Попова Л.А., Акулович О.Г. История отбеливания зубов. Часть I. medicus.ru (17 августа 2012 г.). Проверено 23 июня 2014.
  • Воробьев Н.И. Казанские татары: этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода. — Татгосиздат, Редакция научно-технической литературы, 1953. — С. 290. — 380 с.
  • Жуковская Н.Л., Мокшин Н.Ф. От Карелии до Урала. Рассказы о народах России. — М.: Флинта, Наука, 1998. — С. 27. — 320 с. — ISBN 5-89349-083-5.
  • Пушкарева Л.Н. "Мед и млеко под языком твоим..." (PDF) 61—76. «Этнографическое обозрение» (2004). Проверено 23 июня 2014.
  • Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву. Библиотека Максима Мошкова. — «Парасковья Денисовна, его новобрачная супруга, бела и румяна. Зубы как уголь. Брови в нитку, чернее сажи.». Проверено 23 июня 2014.
  • Салтыков-Щедрин М.Е. Пошехонская старина. Начало. Библиотека Максима Мошкова. — «Лица их, впрочем, значительно портило употребление белил и румян, а так же совсем черные зубы, в подражание городским купчихам, у которых в то время была такая мода». Проверено 23 июня 2014.

ru.bywiki.com

Чернение зубов — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Чернение зубов — сохраняющаяся у некоторых народов Юго-Восточной Азии, Индии (у гуджаратцев), Южной Америки, Нигерии и Марокко практика, заключающаяся в нанесении краски на зубы[1]. Производится в эстетических и утилитарных целях. Чернение зубов практикуется также в Японии, там оно именуется охагуро.

В XXI веке чернят зубы в основном женщины, обычно традицию соблюдают пожилые. Иногда для достижения требуемого эффекта применяются коронки.

Чернят или чернили зубы вьеты, японцы, мужчины-алорцы; лаху, мяо, яо, лы, нунги; кани, кату, конги; акха, лису; палау, филиппинцы, жительницы Марианских островов, яп, коренные народы Суматры, Малакки, замужние яванки[2][3].

Чернение зубов в России

Согласно этнографическим данным, на Руси обычай у женщин чернить зубы был известен, по меньшей мере, со времён царя Алексея Михайловича[4] (при этом известно о существовании подобной моды и в Западной Европе XVI—XVII вв. — в частности, в Англии, Италии, Франции[5]). Среди зажиточных слоёв населения (дворян, купцов, богатых крестьян) данная мода продержалась до конца XVIII — начала XIX веков (о чём имеются свидетельства, в частности, Александра Радищева[6] и Михаила Салтыкова-Щедрина[7]), а в качестве своеобразного рудимента в некоторых местностях России — до начала XX столетия (как, например, у отдельных казанских татарок[8] или олонецких карелок[9]).

В литературе даются различные объяснения этому довольно странному, на современный взгляд, обычаю. По одной из версий, русские, не получавшие в условиях сравнительно холодного климата должного количества витаминов и кальция, изначально имели не вполне белые зубы; чтобы этот недостаток скрыть, модницы использовали особые белила для зубов на основе ртути, которая ещё более разрушала зубную эмаль и приводила только к почернению зубов. Поэтому, чтобы разница между повреждёнными и здоровыми зубами не бросалась в глаза, стали чернить и те, и другие[4]. Согласно другому толкованию, чёрные зубы вошли в моду, поскольку являлись косвенным показателем достатка: известно, что частое употребление в пищу сахара может спровоцировать развитие кариеса, являющегося причиной почернения зубов; сахар же на Руси был весьма дорог, позволить себе его могли только довольно обеспеченные люди, поэтому чёрные зубы символизировали достаток их обладателя[5].

Напишите отзыв о статье "Чернение зубов"

Примечания

Литература

  • Walter H. Lewis, Memory P. F. Elvin-Lewis. Medical Botany: Plants Affecting Human Health. — Wiley, 2003. — ISBN 978-0-471-62882-8.
  • Scott G.R., Turner C.G. [http://books.google.com/books?id=HuRcAyXWJxIC The Anthropology of Modern Human Teeth: Dental Morphology and Its Variation in Recent Human Populations]. — Cambridge University Press, 2000. — xvii с. — (Cambridge Studies in Biological and Evolutionary Anthropology). — ISBN 9780521784535.
  • Murphy J. [http://books.google.com/books?id=yzRHAQAAMAAJ A Natural History of the Human Teeth]. — John Callow, 1811. — С. 149—150.
  • Акулович А.В., Попова Л.А., Акулович О.Г. [http://www.medicus.ru/dental-hygienist/patient/istoriya-otbelivaniya-zubov-chasti-155141.phtml История отбеливания зубов. Часть I]. medicus.ru (17 августа 2012 г.). Проверено 23 июня 2014.
  • Воробьев Н.И. [http://books.google.ru/books?id=z9UnAQAAIAAJ&q=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&dq=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=SnWoU-TpIoqAywOBkIHABQ&ved=0CBkQ6AEwADgU Казанские татары: этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода]. — Татгосиздат, Редакция научно-технической литературы, 1953. — С. 290. — 380 с.
  • Жуковская Н.Л., Мокшин Н.Ф. [http://books.google.ru/books?id=XV4uAAAAMAAJ&q=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&dq=%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%B7%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=SnWoU-TpIoqAywOBkIHABQ&ved=0CDwQ6AEwCDgU От Карелии до Урала. Рассказы о народах России]. — М.: Флинта, Наука, 1998. — С. 27. — 320 с. — ISBN 5-89349-083-5.
  • Пушкарева Л.Н. [http://journal.iea.ras.ru/archive/2000s/2004/Pushkareva_2004_1.pdf "Мед и млеко под языком твоим..."] (PDF) 61—76. «Этнографическое обозрение» (2004). Проверено 23 июня 2014.
  • Радищев А.Н. [http://az.lib.ru/r/radishew_a_n/text_0010.shtml Путешествие из Петербурга в Москву]. Библиотека Максима Мошкова. — «Парасковья Денисовна, его новобрачная супруга, бела и румяна. Зубы как уголь. Брови в нитку, чернее сажи.»  Проверено 23 июня 2014.
  • Салтыков-Щедрин М.Е. [http://az.lib.ru/s/saltykow_m_e/text_0100.shtml Пошехонская старина. Начало]. Библиотека Максима Мошкова. — «Лица их, впрочем, значительно портило употребление белил и румян, а так же совсем черные зубы, в подражание городским купчихам, у которых в то время была такая мода»  Проверено 23 июня 2014.

К:Зубы К:Косметика

Отрывок, характеризующий Чернение зубов

У меня предательски защипало глаза и, чтобы не показать, что плачу, я начала собирать на берегу какие-то камушки. Но Стеллу не так-то просто было провести, да и у неё самой сейчас глаза тоже были «на мокром месте»... – Как грустно, правда? Она ведь не живёт здесь... Разве она не понимает?.. Или, думаешь, она останется с ним?.. – малышка прямо ёрзала на месте, так сильно ей хотелось тут же «всё-всё» знать. У меня роились в голове десятки вопросов к этим двоим, безумно счастливым, не видящим ничего вокруг, людям. Но я знала наверняка, что не сумею ничего спросить, и не смогу потревожить их неожиданное и такое хрупкое счастье... – Что же будем делать? – озабочено спросила Стелла. – Оставим её здесь? – Это не нам решать, думаю... Это её решение и её жизнь, – и, уже обращаясь к Изольде, сказала. – Простите меня, Изольда, но мы хотели бы уже пойти. Мы можем вам ещё как-то помочь? – Ой, девоньки мои дорогие, а я и забыла!.. Вы уж простите меня!..– хлопнула в ладошки стыдливо покрасневшая девушка. – Тристанушка, это их благодарить надо!.. Это они привели меня к тебе. Я и раньше приходила, как только нашла тебя, но ты не мог слышать меня... И тяжело это было. А с ними столько счастья пришло! Тристан вдруг низко-низко поклонился: – Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите. У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала: – Я так понимаю, вы хотите остаться? Она грустно кивнула. – Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится... Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз... Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной... Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания. Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали. Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.

o-ili-v.ru

Чернение зубов Википедия

Почерневшие от жевания бетеля зубы у женщины из национальных меньшинств Таиланда

Чернение зубов — сохраняющаяся у некоторых народов Юго-Восточной Азии, Индии (у гуджаратцев), Южной Америки, Нигерии и Марокко практика, заключающаяся в нанесении краски на зубы[1]. Производится в эстетических и статусных целях. Чернение зубов практикуется также в Японии, там оно именуется охагуро.

В XXI веке чернят зубы в основном женщины, обычно традицию соблюдают пожилые. Иногда для достижения требуемого эффекта применяются коронки.

Чернят или чернили зубы вьеты, японцы, мужчины-алорцы; лаху, мяо, яо, лы, нунги; кани, кату, конги; акха, лису; палау, филиппинцы, жительницы Марианских островов, яп, коренные народы Суматры, Малакки, замужние яванки[2][3].

Чернение зубов в России

Согласно этнографическим данным, на Руси обычай у женщин чернить зубы был известен, по меньшей мере, со времён царя Алексея Михайловича[4] (при этом известно о существовании подобной моды и в Западной Европе XVI—XVII вв. — в частности, в Англии, Италии, Франции[5]). Среди зажиточных слоёв населения (дворян, купцов, богатых крестьян) данная мода продержалась до конца XVIII — начала XIX веков (о чём имеются свидетельства, в частности, Александра Радищева[6] и Михаила Салтыкова-Щедрина[7]), а в качестве своеобразного рудимента в некоторых местностях России — до начала XX столетия (как, например, у отдельных казанских татарок[8] или олонецких карелок[9]).

В литературе даются различные объяснения этому довольно странному, на современный взгляд, обычаю. По одной из версий, русские, не получавшие в условиях сравнительно холодного климата должного количества витаминов и кальция, изначально имели не вполне белые зубы; чтобы этот недостаток скрыть, модницы использовали особые белила для зубов на основе ртути, которая ещё более разрушала зубную эмаль и приводила только к почернению зубов. Поэтому, чтобы разница между повреждёнными и здоровыми зубами не бросалась в глаза, стали чернить и те, и другие[4]. Согласно другому толкованию, чёрные зубы вошли в моду, поскольку являлись косвенным показателем достатка: известно, что частое употребление в пищу сахара может спровоцировать развитие кариеса, являющегося причиной почернения зубов; сахар же на Руси был весьма дорог, позволить себе его могли только довольно обеспеченные люди, поэтому чёрные зубы символизировали достаток их обладателя[5].

Примечания

Литература

  • Walter H. Lewis, Memory P. F. Elvin-Lewis. Medical Botany: Plants Affecting Human Health. — Wiley, 2003. — ISBN 978-0-471-62882-8.
  • Scott G.R., Turner C.G. The Anthropology of Modern Human Teeth: Dental Morphology and Its Variation in Recent Human Populations. — Cambridge University Press, 2000. — xvii с. — (Cambridge Studies in Biological and Evolutionary Anthropology). — ISBN 9780521784535.
  • Murphy J. A Natural History of the Human Teeth. — John Callow, 1811. — С. 149—150.
  • Акулович А.В., Попова Л.А., Акулович О.Г. История отбеливания зубов. Часть I. medicus.ru (17 августа 2012 г.). Проверено 23 июня 2014.
  • Воробьев Н.И. Казанские татары: этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода. — Татгосиздат, Редакция научно-технической литературы, 1953. — С. 290. — 380 с.
  • Жуковская Н.Л., Мокшин Н.Ф. От Карелии до Урала. Рассказы о народах России. — М.: Флинта, Наука, 1998. — С. 27. — 320 с. — ISBN 5-89349-083-5.
  • Пушкарева Л.Н. "Мед и млеко под языком твоим..." (PDF) 61—76. «Этнографическое обозрение» (2004). Проверено 23 июня 2014.
  • Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву. Библиотека Максима Мошкова. — «Парасковья Денисовна, его новобрачная супруга, бела и румяна. Зубы как уголь. Брови в нитку, чернее сажи.». Проверено 23 июня 2014.
  • Салтыков-Щедрин М.Е. Пошехонская старина. Начало. Библиотека Максима Мошкова. — «Лица их, впрочем, значительно портило употребление белил и румян, а так же совсем черные зубы, в подражание городским купчихам, у которых в то время была такая мода». Проверено 23 июня 2014.

wikiredia.ru

Черные зубы - Мастерок.жж.рф

Сегодня белоснежная улыбка является признаком здоровья и уверенности в себе. Но такое правило появилось относительно недавно, в той же  Японии  существовал обычай, когда женщины наоборот пытались всеми силами очернить свои зубы. Давайте узнаем об этом подробнее ...

Согласно археологическим исследованиям на территории Японии чернили зубы, начиная с доисторических времен.

В японской живописи, в частности в гравюрах укиё-э эпохи Эдо, и старинной японской литературе часто встречаются изображения и ссылки на охагуро, в «Гэндзи моногатари» Гэндзи «Цуцуми Тюнагон моногатари», произведениях написанных в период Хэйан.

Но в былые времена чернили зубы не только японские жены. Аристократы, самураи, императорские особы считали чернение зубов символом социального положения и достойной родословной.

Самый первый случай применения охагуро был описан в  Повести о Гэндзи  XI века, хотя существует мнение, что обычай возник намного раньше. Смысл этого ритуала заключался в том, что девочка из богатой семьи, которая вот-вот вступит во взрослую жизнь, должна очернить свои зубы ради будущего мужа. Кстати, взрослая жизнь в те времена начиналась лет в девять.

Черный цвет обозначал постоянство, такими же должны быть и отношения жены с мужем. Хотя такое символическое обозначение ритуала со временем стерлось, а мода на почернение зубов только больше распространялась. Позже чернить зубы стали все богатые аристократы, позже обычай вошел и в жизнь более бедных слоев населения.

Охагуро, как можно сделать выводы из произведений японской литературы, повествующей о жизни аристократов эпохи Хэйан, практиковали и мужчины и женщины по достижению совершеннолетия и проведения церемонии гэмпуку (или гэмбуку, примерно можно перевести как первая одежда). Отмечая вхождение во взрослую жизнь, мальчики в возрасте между 11 и 17 годами (или от 12 до 18 лет) посещали святыни наследственных ками. Мальчикам дарили первую взрослую одежду, делали прически мужского стиля (мидзура) и награждали взрослым именем (эбоси-на). В период Хэйан церемония была доступна только для отпрысков благородных аристократических и самурайских семейств, только в период Муромати гэмпуку распространилась и на детей более низких сословий. Значительно упрощенная церемония для девушек, в возрасте от 12 и 14 лет, называлась моги и сосредотачивалась вокруг наряда.

 Ингредиенты - рисовый сироп, соль, мирин, сахар, рисовая плесень, ржавый метал, чайные листья

Особый интерес представляет отвар, который использовали при окрашивании зубов. Основным компонентом было вонючая темно-коричневого цвета жидкость из уксусной кислоты под названием  kanemizu  (かねみず) с железом, растворенном в ней. Для изготовления такого отвара используются старые кусочки железа и рисовая шелуха, которые замачивают вместе и ставят в теплое место летом на 3 дня, а зимой - на 7 дней, чтобы выделилась ржавчина. Сначала на зубы наносится пчелиная кислота - продукт жизнедеятельности пчел, в котором содержатся дубильные вещества, а затем наносится отвар железа. Если проделать эту процедуру несколько раз, то зубы станут черными. 

Чернение зубов указывало на замужний статус женщины. Перед тем, как войти в дом мужа, жена обходила семерых родственников, которые давали ей содержащую железо краску, и затем начиналась процедура под названием «первое чернение». Ее важность выражалась такой пословицей - «Поскольку черный цвет всегда остается черным, не изменяясь, такими будут и отношения между мужем и женой». Очерненные зубы показывали, что жена клялась в вечной преданности супругу.

Кроме чернения зубов, и девочкам и мальчикам, в том числе сбривали естественные брови и рисовали их (хикимаю). Традиция продолжалась, во всяком случае, в императорском окружении до конца периода Эдо. Чернить зубы было принято при заключении политических браков, когда девочки высокопоставленных военных выходили замуж.

В период Эдо, кроме того, что мужчины из императорского окружения продолжали практиковать охагуро, чернение зубов бытовало среди замужних женщин, девушек, которым исполнялось восемнадцать лет, а также гейш и проституток. Взрослые люди, которые проживали вне главных городов Японии, чернили зубы во время многочисленных мацури, свадебных церемоний и похорон.

Традиция сохранилась вплоть до эпохи Эдо, когда все замужние женщины сбривали брови и красили зубы.

5 февраля 1870 года правительство Мэйдзи запретило практику охагуро, но сегодня  охагуро  можно увидеть районах, где проживают гейши, а также во время национальных праздников.

В начале периода Мэйдзи был небольшой всплеск популярности охагуро, в период Тайсё традиция уже практически исчезла.

Сегодня охагуро можно встретить только в традиционном театре, карюкае, иногда - на мацури, в исторической драме 1960-х годов, в фильмах. Если делается охагуро, то обычно подводят брови (делают "хикимаю").

Охагуро – важная форма культурной истории Японии. Чернение зубов в Японии имеет множество причин и затрагивает многие факторы. Во-первых, в азиатских культурах огромное символическое значение всегда имел цвет. Согласно буддизму, который оказал серьезное влияние на развитие японской истории, культуры, философии, черный – «неподвижный» цвет, он никогда не изменяется и не может быть закрашен другим цветом. Таким образом, чёрный цвет представляет постоянную силу и достоинство благодаря своему визуальному восприятию.

Чернение зубов среди мужчин в эпоху Хэйан олицетворяло неприкосновенную лояльность и доказательства в пользу того, что нельзя служить двум господам одновременно.

С охагуро связано немало призрачных историй. В одной легенде рассказывается о злом духе, который очень любил попить кровушки у девственниц, поэтому незамужние девушки чернили зубы, чтобы обмануть вампира.

Ещё одна очень известная история в «Эхон яку моногатари» – Охагуро Бэттари, история о женском призраке (ёкай), который появляется в сумерках обычно возле святыни или храма, расположенных вне города. На Охагуро Бэттари надето красивое кимоно, как считают некоторые, это свадебное кимоно, но лицо призрак всегда отворачивает или скрывает в одежде. Если смотреть на него сзади, то сложится впечатление, что это очень красивая, молодая женщина, и она заинтересовывает случайных прохожих. Но стоит что-нибудь у призрака спросить, как он с радостным восклицанием «Гя!» поворачивается лицом и прохожий, обычно это мужчина, увидев лицо призрака, умирает от страха. У Охагуро Бэттари на белом, как маска, лице нет никаких человеческих черт, кроме огромного рта, полного острых зачерненных зубов. Когда-то призрак был предположительно женщиной, которая страдала от своей непривлекательности и не могла выйти замуж. Она решила покончить жизнь самоубийством и в конечном итоге превратилась после смерти в Охагуро Бэттари.

В театре использовали чернила, смешанные со скипидаром, но сейчас во время представления традиционных японских пьес применяют чернила с зубным воском.

masterok.livejournal.com


Смотрите также