Перевод "сигара в зубах" на английский. Сигара в зубах


сигара в зубах - Перевод на английский - примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Предложить пример

Другие результаты

Я закуриваю последнюю половину последней сигары в Москве.

I'm about to ignite the last half of the last cigar in Moscow.

Это - самая крепкая сигара в мире.

This is the hardest cigar in the world to find.

У меня коробка сигар в сумочке.

Он курил сигары в собственном доме и смотрел футбол без перерыва.

He got to smoke cigars in his own home and watch football games without interruption.

Там сигара в пакетике и пара сменных трусов.

It's a Ziploc with a cigar and a change of boxers.

Приглашаем на необычайную презентацию, связанную с дегустацией сигар в специально приготовленном для этого месте - в одном из уголков Винного погреба.

We would like to invite our Guests to an unusual presentation joined with cigar tasting in a specially prepared place in one of the corners of our Wine Cellar.

Я видел одну из его сигар в его библиотеке.

Мы с тобой как два толстосума-политика, курим сигары в политическом мультике.

We're like two fat-cat politicians smoking cigars in a political cartoon.

В меня тыкали кучей кубинских сигар В камеди-клубах Майами.

Я держал эту сигару в кармане два года ради этого момента.

I've had this cigar in my pocket for two years, waiting for this moment.

Дитрихсон забыл сигары в купе, и Джексон пошёл за ними.

Dietrichson wanted a cigar and so Jackson went back... to get Dietrichson's cigar case for him.

Мы с ним частенько курим сигары в Вэнмолл.

С сигарой в уголке рта. и вы убиваете ее мастерком.

Поэтому, а ещё у него сигары в камере.

Well, there's that, and he had cigars in his cell.

Я видел, как он зажигает тонкую сигару в Майами обеими руками.

I saw him fire up a stogie back in Miami with both hands.

В чем действительно разбирался Орсон, так это в зубах.

If there was one thing Orson Hodge understood, it was teeth. That's why people stopped him at barbecues...

Полиция вставила передатчик мне в зубы.

Незамысловатый, как удар в зубы.

У меня кусочек попкорна застрял в зубе.

Остатки питательного завтрака застряли у меня в зубах.

I think I have some nutritious breakfast stuck in my teeth.

context.reverso.net

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

03. О безопасных местах и поспешных решениях

Газета «Гвардейский вестник» пользовалась большой популярностью на Ферромате. Да-лекие от войны жители планеты любили пообсуждать, что твориться на театрах военных действий далеко отсюда, а Пограничный крестовый поход, непрекращающиеся войны веры и события на Внешнем фронте обеспечивали этому печатному изданию стабильный поток новостей. Сейчас же общий интерес подогревался тем, что в газете постоянно появлялись заметки и очерки о 1-ом Ферроматском полке механизированной пехоты, что сражался с орками в системе святого Лоренса, давая зеленокожим решительный отпор.

Мальчишка-газетчик спешил по улице с большой сумкой, полной выпусков «Гвардейского вестника». Эту партию ему было велено разнести до обеда, так что стоило поторопиться. Сейчас он шагал по Медной улице, на ходу рассовывая газеты в почтовые ящики подписчиков. После того как он раздаст газеты местным читателям, остаток можно будет продать возле портового управления или базилики Друза – там всегда полно народу.

Свернув с Медной, парень оказался рядом с мрачноватыми стенами воинской части, где располагался загадочный спецбатальон 1-ого Ферроматского полка, что насчитывал ровно четырех человек и, покинув планету вместе со всем полком, вернулся через несколько недель. Догадки строили многие, но похвастаться знанием правды не мог никто.

Большие ворота воинской части, украшенные, как и положено, аквилой, были чуть приоткрыты, и из-за них доносилась бодрая песня, исполняемая несколькими десятками голосов. В этом, однако, удивительного ничего не было - все знали, что губернатор Ферромата назначил солдат из спецбатальона инструкторами в планетарном ополчении.

Просочившись через ворота на территорию части, парень-газетчик увидел марширующих строем ополченцев и командовавшего ими гвардейца с нашивками капрала. Солдаты гор-ланили песню, стараясь не сбивать шаг.

Герои-гвардейцы всегда впереди, Преграды для нас не бывает. И там, где гвардейцы, врагу не пройти, Там гибель врага ожидает!

Песня была длинная, и мальчишка знал её почти всю – месяца полтора назад, при формировании первого на планете гвардейского полка её распевали всей столицей. А ополченцы, видимо, под неё учились маршировать, только начав постигать азы воинской науки.

Газетчик аккуратно, по краю плаца, добрался до здания штаба и вошел внутрь – учитывая численность личного состава этого батальона, неудивительно, что здесь не было ни караула, ни дежурного.

Парень остановился в нерешительности, не очень понимая, куда дальше идти. Не оставишь же газету просто тут, на входе? Но подумав так, газетчик решил, что у него есть веский предлог везде тут сунуть свой нос – не каждый день он бывал в таких местах. Ни разу раньше не бывал, если честно. И любому, кто его поймает, можно честно сказать, что именно его-то он и ищет – чтобы отдать газету.

Сделав несколько шагов по коридору, парень расслышал голос, доносящийся из-за одной из дверей.

- … не так полезен. Гораздо лучше будет припасти короткий дробовик или хотя бы достаточно убойный пистолет или револьвер. – Говорил голос.

- Но устав… - Попытался возразить другой.

- Да, это не по уставу. – С видимым удовольствием согласился первый. – Но так ты скорее сохранишь свою шкуру, потому что один выстрел из лазгана для взрослого орка – тьфу!

Видимо, один из членов спецбатальона читал для другой порции новобранцев лекцию об орках. Газетчик задержался у двери, приникнув ухом, чтобы послушать. Но узнать много нового не вышло.

- Аа-а-а-а-й! – Завопил парень, когда чьи-то пальцы железной хваткой впились ему в ухо.

- Кто это у нас тут такой? – Грозно спросили его.

Мальчик осторожно повернул голову и увидел молодого мужчину в комиссарской форме. Он довольно сурово глядел на нарушителя, продолжая сжимать его ухо как в тисках.

- Отпустите, больно. – Попросил парень.

Комиссар слегка нахмурился, потом на его лице отразилось легкое смущение, и он резко разжал пальцы.

- Что-то случилось? – Из-за двери, где читали лекцию про орков, высунулся предполагаемый лектор – солдат в форме 1-ого Ферроматского с недельной щетиной и хитрыми глазами.

- Нет, все в порядке. – Махнул рукой комиссар. «Лектор» скрылся, закрыв дверь.

Мальчишка же, выпучив глаза, уставился на торчащую из рукава мундира металлическую ладонь. Парень знал, такие искусственные руки или ноги иногда ставят ветеранам-гвардейцам, что потеряли в бою свои настоящие части тела. Но не ожидал увидеть такую у кого-то из спецбатальона, который, по общему мнению, прохлаждался тут и жрал пайки попусту, пока остальные ребята воевали.

- Ты что тут делаешь? – Строго спросил комиссар.

- Газету принес. – В качестве знака своей невиновности, парень, потирая ухо, вытащил из сумки «Гвардейский вестник». – Свежий номер.

- Да-да. – Комиссар протянул левую руку за газетой.

- А что случилось у вас с рукой, сэр? – Не утерпел парень.

- Дракон откусил. – Отрезал офицер, забирая «Вестник» и указывая на выход – Тебе туда.

- Ага. – Парень припустил к выходу, все ещё придерживая отдавленное металлическими пальцами ухо.

Комиссар спецбатальона Маркус Аврелий немного смущенно почесал подбородок. За прошедший месяц он пока не привык к своей аугментической руке и не всегда контролировал прилагаемое усилие – вот, парню ухо чуть не отдавил. А вчера за ужином нечаянно разбил стакан, сжав его руке. И все это из-за одной дряни…

На планете, которую комиссар теперь называл не иначе как «Сука», один взмах меча эльдарской банши лишил Аврелия левой конечности. Товарищи тогда сумели остановить кровь и доставить своего политофицера в госпиталь. А по возвращении на Ферромат знакомый доктор из Оффицио Медика поставил ему аугментическую руку. Но для этого пришлось как следует раскошелиться и даже залезть в долги, так что планы комиссара заиметь наконец-то приличные цепной меч и болт-пистолет потерпели крах. Не говоря уже о том, что умение управляться и с тем и с другим в бою одновременно требует долгих тренировок, а перед тем как к ним вообще приступать, стоит привыкнуть в своей новой руке. Первые дни металлическая дрянь вообще не слушалась, но потом стало получше. Но рассказывать это все пацану-газетчику точно не стоило. Как и то, что комиссар и остальные вообще делали на этой планете – потому что они выполняли секретное задание Святой Императорской Инквизиции, на службе которой состояли, и лично инквизитора Лазаря Полонуса – того кто и завербовал их к себе.

Слишком долго будет рассказывать о том, как члены спецбатальона попали на службу этой тайной организации, почему их было всего четверо, и отчего они квартировали в целой воинской части.

Аврелий выйдя из здания штаба, встал на краю плаца, где один из его – формально - подчиненных, гвардеец Густав Цугцванг, тренировал ополченцев. Густав недавно стал капралом – глупо было бы, если б рядовыми командовал рядовой.

Понаблюдав за педагогическими стараниями своего подчиненного, комиссар уверился в мысли, что ему очень повезло быть офицером. Офицеру не надо учить своих солдат ходить строем или отдавать честь – этим занимается сержант или, как в данном случае, капрал. Но ещё больше его грела мысль, что эти ополченцы – не его солдаты, а просто члены Сил Планетарной Обороны, не имеющие никакого отношения к 1-ому Ферроматскому.

Аврелий вошел обратно в здание штаба и, прошагав мимо аудитории, где ещё один гвардеец – Билли – читал свою лекцию, поднялся на второй этаж.

Там его ждала раскрытая «Тактика Империалис» - он готовился обучать СПОшных офицеров, для чего и перечитывал этот эпохальный труд, попутно делая заметки.

Но сейчас можно было отложить пока порядком утомительную книгу и взяться за «Гвардейский вестник», что принес парень-газетчик.

Первую полосу, что вполне ожидаемо, занимала статья о храбрых ферроматских мотострелках. Все-таки это был первый сформированный на планете полк Имперской Гвардии за всю историю, так что не стоило удивляться, что в местной газете ему уделялось огромное внимание.

Судя по сообщенному в «Гвардейском вестнике» сражался полк хорошо, больших потерь не нес и «Тройной череп» получать не собирался.

Дочитав статью про ферроматский полк, комиссар скосил взгляд за окно. Густав пока не собирался прекращать занятие. Вздохнув, Аврелий встал и пошел за кофе. Идиотская ситуация – четыре человека в батальоне, даже денщика выбрать не из кого! Четыре человека – один из которых – он сам, а ещё один – Чёрный Арк – все ещё в госпитале, едва-едва начал снова ходить. Так что варить кофе приходиться самому.

Пройдя в большой конференц-зал, который они обычно использовали как столовую, комиссар наполнил чайник, заранее поставленный на специальную горелку, и, взяв со стола чашку, убедился, что она достаточно чистая, чтобы выпив из неё, ничем не отравиться.

Через пару минут чайник начал весело булькать, сообщая о своей готовности. Аврелий уже готовился налить себе порцию, как…

- Комиссар? – Раздалось сзади.

От неожиданности Аврелий вздрогнул, и, сжав пальцы своей аугментической руки, превратил чашку в крошево.

- Да? – Обернулся он, отряхивая фарфоровые осколки с ладони, и уже зная, кого он увидит.

- Добрый вечер. – Сказал Франк, постоянный посыльный Его светлости, милостью Императора губернатора Ферромата лорда Вальтера. – Его светлость приглашает к себе.

Комиссар выключил чайник с сожалением и нарождавшимся нехорошим предчувствием. Лорд Вальтер мог звать их к себе только по одной причине – с ним связался инквизитор Лазарь и потребовал вызвать своих людей – то есть его, комиссара, Густава, Билли и Чёрного Арка – для разговора. А поговорить, отделенные друг от друга десятками световых лет, агенты Инквизиции и их начальник могли только через мощный передатчик, что на всей планете имелся один – губернаторский.

* * *

«Хорошо иногда вернуться домой», - Так думал, высаживаясь на огромную космическую базу, расположенную предусмотрительно далеко от обитаемых звездных систем и маршрутов капитанов-хартистов, агент инквизитора Лазаря по имени Эдвард Хэнст. Несмотря на то, что среди своих коллег он заслужил репутацию сорвиголовы и отчаянного путешественника по самым опасным местам, куда только может забросить служба, Эдвард ценил уют и безопасность укрепленного жилища – в том числе и этой космической базы. И хотя она не была для него «домом» в полном смысле этого слова, но за долгие годы службы, Хэнст привык к этой висящей в пустоте мрачной структуре.

Эдвард работал на Лазаря уже долго, в его годы удачливые аколиты не бегают по полям сражений или темным особнякам еретиков лично, а руководят ячейками свеженабранных аколитов. Но Эдвард не упускал случая поучаствовать в каком-нибудь деле сам, и фигура Хэнста в его неизменно потертом и грязном «пустынном» плаще была неотъемлемым атрибутом любой рискованной экспедиции, что затевал Лазарь Полонус.

Сойдя на базу Хэнст, продемонстрировал принимающему адепту своё кольцо, что было одновременно и пропуском по владениям Лазаря и хитроумным ядо-савантом.

Эдвард последние месяцы провел в Порт-Странствии, на самой границе сектора Каликсида, общаясь с тамошней, весьма разношерстной публикой. Лазарь велел ему присмотреть среди вольных торговцев подходящего человека, с которым инквизитор мог бы сотрудничать, и сейчас Хэнст возвращался с целой пачкой портфолио и досье, что он составил. В Порт-Странствии с тамошним традиционным пренебрежением к строгому следованию имперскому закону, его образ «удалого путешественника» работал на все сто.

Пройдя через несколько коридоров, Эдвард вошел в помещения, что занимал лично Лазарь Полонус. Попавшийся по дороге адепт сообщил, что господин сейчас в переговорной, так что Хэнст решил не заходить в отсутствии хозяина, а подождать в комнате, которую инквизитор иногда использовал как приемную.

Усевшись на диван и вытянув ноги, Эдвард закрыл глаза и задремал. Он отлично умел спать в запас.

Но на этот раз долго отдохнуть не вышло. Толчок в плечо разбудил Хэнста минут через десять с того мгновения, как он закрыл глаза.

- О, добрый день, инквизитор. – Он встал с дивана, на котором задремал.

- Добрый, Эдвард. – Поприветствовал его Лазарь. – Ты вернулся с успехом?

- Конечно. – Отозвался тот, демонстрируя увесистую папку дата-свитков.

- Тогда идем.

В своем кабинете, Лазарь уселся за стол и, выслушав Хэнста, подпер лоб рукой. Видно было, что инквизитора что-то волнует.

- В чем дело, шеф? – Спросил Эдвард считая нужным немного разрядить обстановку.

- Полюбуйся. – Лазарь вывел на проектор, экран которого висел на стене, отчет, что чуть больше месяца назад пришел к нему с той самой планеты, которую комиссар Аврелий окрестил «Сукой».

Эдвард быстро пробежал глазами строчки текста.

- Ну, угробить банши не всякому дано. – Оценил Хэнст, закончив читать. – А что все-таки было в тех руинах?

- Вот в том-то и дело. – Мрачно ответил Лазарь. – Я отправил туда Оливера.

- И? – Выжидательно спросил Хэнст.

Инквизитор только рукой махнул, выводя на экран второй отчет, месячной давности, расшифрованный и готовый для чтения.

«Отправитель: Оливер де Монфор

Место отправления: «Гордость Синтиллы»

Получатель: Лазарь Полонус

Место получения: Штаб

Путь к планете пошел без происшествий. Я принял решение высаживать обычное десантное отделение штурмовиков, сам высадился с ними, оставив на корабле старшим Металлуса. Высадка и проникновение в подземный комплекс прошли без происшествий. Внутри комплекса были обнаружены следы деятельности «штрафников» - все в точности соответствующие описанному ими в их отчете. Пикт-снимки прилагаю. Тело банши было найдено и реквизировано. В комплексе обнаружен артефакт неясного, но явно чуждого происхождения, внешне выглядящий как табличка, покрытая неизвестными письменами. Пикт-снимки прилагаю. Артефакт реквизирован. Наша группа вернулась на «Гордость Синтиллы» без происшествий. Позже я покинул «Гордость», для выполнения поручений, что получал от Вас ранее. Командиром оставлен Аристарх Металлус с заданием доставить артефакт в Штаб.

Император, храни!»

- Этому отчету месяц. – Прокомментировал Лазарь, пока Хэнст читал.

- Дай угадаю, шеф – «Гордость Синтиллы» так и не пришла?

- Именно. – Сухо ответил инквизитор.

- И никаких вестей?

- Никаких. – Лазарь замолчал, но спустя секунду вновь заговорил. – Корабль, пусть и такой небольшой как «Гордость Синтиллы» мог стать жертвой нападения или превратно-стей варпа. И если виноват варп – то я рад, что Оливер вовремя покинул корабль, а тот ксено-артефакт навсегда канул в вечность.

- Думаю, это было бы слишком большое совпадение, шеф. – Прокомментировал Хэнст.

- Верно. – Согласился Лазарь. – Предположим чужую злую волю. Пока что классифицируем это как Обскуро Майорис.

- У вас есть какие-то предположения? – Спросил Эдвард.

- Нет. У меня пока нет фактов. – Покачал головой инквизитор. – Но я почти уверен, что всем нам предстоит работа не по профилю.

- Оливер занимается этим делом? – Уточнил Хэнст.

- Да. Но и от тебя кое-что потребуется. Попробуй разговорить своих знакомых лорд-капитанов и хартистов – из тех, что замечены в холодной торговле – уверен, что кто-нибудь в чем-то замешан… У тебя есть контакты в Золотой Гильдии?

- Только бывшие члены. – Покачал головой Эдвард.

- Расспроси и их. Мы должны найти этот артефакт.

- Он так опасен, шеф?

- Так опасен может быть тот, кто его стащил. – Отрезал Лазарь. – И как будто было мало нам проблем с «Гордостью», так ещё и Сидиус…

- А что Сидиус? – Спросил Эдвард, устраиваясь в кресле поудобнее. Указания ему были отданы, что делать он знал, а то, что будут обсуждать сейчас, уже не будет иметь к нему отношения – можно немного расслабиться.

- От него пришло сообщение. – Недовольно пояснил Лазарь. – С Кантуса. Знаешь этот мир-улей? – После короткого кивка от Хэнста он продолжил. – Сидиуса я отправил агентом-наблюдателем на Кантус совсем недавно, но, видимо, вовремя – там уже проблемы. Кто-то убивает арбитров.

- Ого. – Поднял брови Хэнст. – Это не тайные культы по подворотням устраивать.

- Именно. – Устало согласился Лазарь. – И тамошние арбитры пока что ничего обнаружить не могут.

После этих слов Эдвард явно оживился.

- Понимаю, шеф. Туда необходимо отправить опытного следователя. Я уже не раз говорил вам, что у меня есть на примете одна отличная кандидатура.

Лазарь бросил на него тяжелый взгляд.

- Ты опять об этом человеке? О Роланде Гарросе Дескейне?

Хэнст кивнул.

- Ну конечно. Я уже давно твержу вам, что это отличный кандидат в аколиты.

Инквизитор только вздохнул.

- Ты ведь давно следишь за ним?

- Несколько лет. Не слежу, так, иногда поглядываю, чем он занимается. Шеф, этот человек, урожденный дворянин, с восемнадцати лет, наплевав на своё положение главы семейства, занимается поисками того самого неуловимого убийцы…

- Да-да, Каликсидского серийного убийцы. – Чуть раздраженно отозвался Лазарь. – Я читал то досье, что ты мне пересылал. И запомнил, что он целеустремленный до твердолобости, наглый и гонористый. Так что избавь меня от повторного выслушивания биографии этого твоего протеже.

- Он не мой протеже, я с ним даже ни разу лично не разговаривал. – Пожал плечами Эдвард. – Но я считаю, что авантюрная жилка в человеке многого стоит. А тот, кто больше двадцати лет отдал поискам преступника, который, скорее всего, является мифом, точно обладает такой жилкой. Я уже не говорю о том, что Дескейны – богатый и влиятельный род.

- Неважно. – Сделал отрицательный жест Лазарь. – Так или иначе, я уже послал разбираться с этим делом ячейку с Ферромата.

- Что ж, будем надеется, что они справятся. – Произнес Эдвард, с плохо скрываемым скептицизмом. – Все-таки военные в отличие от…

- Хорошо, раз ты так печешься об этом человеке, давай обсудим его поподробнее! – Раздраженно произнес инквизитор. - Помнится, в прошлый раз ты говорил мне, что этот Роланд поступил на службу в Адептус Арбитрес?

- Верно. – Кивнул Эдвард. – И это делает его официальным уполномоченным лицом.

- А ещё это значит, что он следующие год-полтора проведет, патрулируя улицы. Несмотря на его родовой гонор.

- В том-то и дело, что нет, шеф! – Довольно возразил Хэнст. – Он же поступил в Арбитрес на своей родной планете. То есть той, где Дескейны – правящий род.

Лазарь чуть улыбнулся.

- Думаю, маршалу Арбитрес на этой планете непросто.

- Конечно. – Хмыкнул Эдвард. – Но они договорились, в конце концов. Роланд получает статус арбитра и продолжает своё расследование. Он и не скрывал, что на общественный порядок ему плевать, главное – найти убийцу. Да и маршал, я думаю, был рад сплавить подальше этого буяна. Есть такая порода законников – порядок на планете им важнее соблюдения Лекс Империалис.

Инквизитор задумался.

- Интересно ты его описываешь… Быть может действительно.. Где он сейчас?

- По моим последним данным – на Дрее.

Лазарь сделал жест, будто в притворной панике закрывал лицо руками.

- Дрея? И он ещё жив?

- А в чем дело, шеф? – Чуть обеспокоенно спросил Эдвард.

- А ты сам бывал на Дрее?

- Пару раз. Спокойное местечко. – Пожал плечами Хэнст.

- Спроси об этом у Оливера. – Хмыкнул Лазарь. – Мы с ним однажды утихомиривали войну наркокартелей на этой планете. Любое неосторожное слово – и конфликт вспыхнет снова. А как я понял из досье, этот Роланд – мастер на неосторожные слова. Человек, облаченный в доспехи из наглости. Уведи его оттуда. Как хочешь.

- Хорошо, шеф. – Хэнст встал, поправляя свой плащ. – Я подброшу Дескейну пару фальшивых улик на Каликсидского убийцу, которые уведут его оттуда. Ну или придумаю ещё что-нибудь. – Он направился к выходу.

- Неплохая идея. – Одобрил Лазарь. – Эдвард!

- Да? – Тот был уже в дверях.

- Пусть эти ложные улики приведут его в какое-нибудь опасное место, где он, при этом, не сможет спровоцировать что-нибудь вроде гражданской войны. Испытаем его.

- Например, на Вольг? – Предложил Эдвард.

- Например. – Согласился инквизитор. - И если даже Вольг не пережует его…

- Тогда? – Переспросил Эдвард.

- Я подумаю о том, чтобы завербовать этого Роланда.

* * *

- Честно говоря, никогда не понимал, как устроен мир-улей. – Проговорил Густав, оглядываясь вокруг. Их команда только что покинула маленький пассажирский швертбот, что доставил их в космопорт Кантуса.

- Ну, это просто. – Охотно принялся объяснять один из попутчиков, толстый и лысый, но бородатый мужчина лет сорока в зеленом камзоле и штанах. – Представьте себе обычный город. Нет, не обычный. Большой. На несколько миллионов человек. Представили?

- Да. – Кивнул гвардеец, мысленно нарисовав перед глазами образ ферроматской столицы.

- А теперь представьте, что вокруг города сплошная стена, а сверху крыша. Крыша опира-ется на верхний край стены.

- Э-э-э… А стена какой высоты? – Замялся Густав.

- Ну, с самое высокое здание в городе. Представили? – Получив в ответ ещё один кивок, толстяк продолжил. - А теперь представьте, что все здания в городе достроили до такой высоты, чтобы они упирались в крышу.

- Э-э… Ну, представил.

- Ну вот. Это один ярус города-улья. Просто представьте, что таких «городов-под-крышами» много и они все стоят один на другом.

- Кажется, начинаю понимать. – Густав наморщил лоб. – И значит, все жители улья вообще не видят солнца? И неба? И не дышат свежим воздухом?

- Ну да. – Легко кивнул толстяк. – У всех, кто живет на любом ярусе ниже самого верхне-го лишь слой рокрита вместо неба и светосферы вместо солнца. Ну а воздух – прошедший через систему рециркуляции.

- Это, наверное, жутко. – Оценил сообщенное Густав.

Его собеседник лишь чуть улыбнулся.

- Жутко, друг мой, было мне, когда я, двадцатисемилетний клерк, впервые увидел небо. Меня тогда всего трясло. Любое место, где не было крепких стен и потолка, казалось мне ужасно неправильным. По счастью, я быстро попал на космический корабль.

Гвардеец сделал какой-то жест, показывающий понимание и сочувствие.

- Но в остальном, каждый ярус – это как обычный город? – Уточнил он.

- Нет. Обычно ярус специально делят на большие жилые районы – их называют «хабы». Каждый из них построен так, чтобы вмещать огромное количество людей. Понятно, что места на каждого приходиться очень мало. Все очень скученно и тесно. Никогда не бываешь один. Всегда – часть толпы. Собственно, потому все это и называется ульем.

- Вы так охотно это рассказываете. – Заметил Билли, что тоже раньше не бывал в ульях и сейчас слушал незнакомца на пару с Густавом.

- Раньше я сам жил на средних ярусах улья, в хабе. – Довольно произнес толстяк. – Так что я знаю, какого это. И всегда рад об этом рассказывать, потому что сильно надеюсь, что больше в эти края не вернусь. – Он протер рукавом блистающий у него на груди знак торговой гильдии, говорившей о принадлежности толстяка к ней.

- Как-то раз, в космопорту задержали разгрузку провианта – сами понимаете, такому городу нужна масса еды каждый день. Тогда чуть не начался голодный бунт. Мы требовали еды, бандиты… а, я не сказал? На нижних и средних ярусах целые группы хабов часто держат под собой банды… ну, по крайней мере, в нашем районе было так.

- А здесь, наверху? – Спросил Густав.

- Здесь, конечно, банд нет. Да и в целом, преступности меньше. – Пояснил их попутчик. – Сами же видели в космопорту эти здоровые геносканеры. Информация о каждом прибывшем заноситься в архивы! От такой системы не спрячешься.

- Как? – не понял Билли.

- Ну, если ты хочешь замаскироваться, обычно тебе достаточно накладной бороды лопатой и непривычной одежды, верно? – Подмигнул тот. – Но тут любого подозреваемого просканируют на геносканере и сравнят с архивами космопорта. И сразу поймут, кто это такой, как он ни запирайся. На нижних уровнях, такая практика, как вы понимаете, меньше распространена, там все гораздо больше склонны подобными тонкостями не задаваться.

- Да уж… как я вижу, верхний ярус сильно отличается ото всех остальных. - Прокоммен-тировал Билли этот рассказ, оглядываясь вокруг.

Верхний ярус города-улья, ясное дело, не имел той «крыши» о которой говорил толстяк в самом начале, так что аколиты и их собеседник могли наслаждаться свежим воздухом, светом солнца и видеть над собой небо. Справедливости ради, стоит заметить, что упомя-нутое небо было отнюдь не лазурно-чистым – вредные и ядовитые испарения сотен мануфакторумов и фабрик улья выбрасывали свои отходы в небо, окрашивая его в нездоровый сине-зеленый цвет. Ну а все отходы заводов, что не были газообразными, обычно сливали или выбрасывали за пределы улья – так что не стоит удивляться тому, какая токсичная и опасная пустошь лежала у подножья.

- Идемте. – Позвал аколитов комиссар Аврелий, доставая из внутреннего кармана своей шинели инфопланшет. – Спасибо вам за рассказ. – Он кивнул их попутчику, все обменялись прощаниями и команда посланных инквизитором Лазарем, выйдя из космопорта, отправилась к гостинице «Октавиан», где по данным, что передал шеф, и обретался в настоящий момент его агент Тит Сидиус.

joyreactor.cc

Текст песни Шляпа на глазах в зубах сигара, слова песни

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Мадонна на медальоне, пицца и макароны На колонне у Палермо нацарапано каморы Гэнгста культура, знатный виноградный остров Но красное вино - капля крови Козаностра Соус острый, у моря стоят виллы донов Два богатых сеньора, две власти в одном районе Годы битвы за честь, пустили семьи по ветру Сын за отца гвоздем прибил на груди вендетту Выстрелы пистолета, долины, вражда Алая кровь в глаза, как будто град слеза Итальяны гроза, причал, последние лиры Сицилиец молодой один плывёт в новый мир Средиземное море, тени за горы заходят Волны поют, мысли приходят, уходят Карма парохода, вот и качнулся причал "Чао Италия" - голос сердца сказал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Чужая страна новый мир грубых слов Для людей с головой за игрой деловой простор Полицейский досмотр в лабиринтах Нью-Йорка В нищих районах жуткий запах помойки Ночлежка полкойки, заводские постройки Дым из трубы, твердый знак голодовки Черно - белая пленка на ней город из камня В тумане Лонг Айленда рельсы гремят трамваи Яблоко стали, где любовь холодна Иммигранты с утра стоят на биржу труда Расклад видят в глаза, у заводов пикеты Раздача обедов, за работу центы Лучиано в надежде впереди ожиданья Он не видел ответы где же баксы в его карманах Спутаны кланы, теперь он на всё плевал Улыбку удачи поймал нелегал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Город со свингом, Нью-Йорк стал рингом Серый асфальт с ярко-бардовым оттенком Американским гимном, джаз повышал градус Нелегальный бизнес, новый преступный статус Сицилийский парус, железо было во всех карманах Парня прозвали "счастливчиком - Лучиано" Звонко имя звучало, налёты, грабежи, разбой Крутой разбор полётов, алкоголь и закон сухой Он искусный портной, мама мия Мадонна А он легко отпускал грехи молодому дону Крупный город безумный, криминал амбициозный Лаки Лучиано - Итальяно гангстер модный Резкий, хитрый способный, вечно под алкоголем Стрелял контрольный в голову тем, кто скрывал доходы Нал черный выбивал умело железной рукой В разбитых трущобах появился герой Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит

webkind.ru

Текст песни Шляпа на глазах в зубах сигара, слова песни

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Мадонна на медальоне, пицца и макароны На колонне у Палермо нацарапано каморы Гэнгста культура, знатный виноградный остров Но красное вино - капля крови Козаностра Соус острый, у моря стоят виллы донов Два богатых сеньора, две власти в одном районе Годы битвы за честь, пустили семьи по ветру Сын за отца гвоздем прибил на груди вендетту Выстрелы пистолета, долины, вражда Алая кровь в глаза, как будто град слеза Итальяны гроза, причал, последние лиры Сицилиец молодой один плывёт в новый мир Средиземное море, тени за горы заходят Волны поют, мысли приходят, уходят Карма парохода, вот и качнулся причал "Чао Италия" - голос сердца сказал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Чужая страна новый мир грубых слов Для людей с головой за игрой деловой простор Полицейский досмотр в лабиринтах Нью-Йорка В нищих районах жуткий запах помойки Ночлежка полкойки, заводские постройки Дым из трубы, твердый знак голодовки Черно - белая пленка не ней город из камня В тумане лонг айленда рельсы гремят трамваи Яблоко стали, где любовь холодна Иммигранты с утра стоят на биржу труда Расклад видят в глаза, у заводов пикеты Раздача обедов, за работу центы Лучиано в надежде впереди ожиданья Не видел ответы где же баксы в его карманах Спутаны кланы, теперь он на всё плевал Улыбку удачи поймал нелегал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Город со свингом, Нью-Йорк стал рингом Серый асфальт с ярко-бардовым оттенком Американским гимном, джаз повышал градус Нелегальный бизнес, новый преступный статус Сицилийский парус, железо было во всех карманах Парня прозвали "счастливчиком - Лучиано" Звонко имя звучало, налёты, грабежи, разбой Крутой разбор полётов, алкоголь и закон сухой Он искусный портной, мама мия Мадонна А он легко отпускал грехи молодому дону Крупный город безумный, криминал амбициозный Лаки Лучиано - Итальяно гангстер модный Резкий, хитрый способный, вечно под алкоголем Стрелял контрольный в голову тем, кто скрывал доходы Нал черный выбивал умело железной рукой В разбитых трущобах появился герой Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит

webkind.ru

Текст песни Шляпа на глазах в зубах сигара, слова песни

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Мадонна на медальоне, пицца и макароны На колонне у Палермо нацарапано каморы Гэнгста культура, знатный виноградный остров Но красное вино - капля крови Козаностра Соус острый, у моря стоят виллы донов Два богатых сеньора, две власти в одном районе Годы битвы за честь, пустили семьи по ветру Сын за отца гвоздем прибил на груди вендетту Выстрелы пистолета, долины, вражда Алая кровь в глаза, как будто град слеза Итальяны гроза, причал, последние лиры Сицилиец молодой один плывёт в новый мир Средиземное море, тени за горы заходят Волны поют, мысли приходят, уходят Карма парохода, вот и качнулся причал "Чао Италия" - голос сердца сказал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Чужая страна новый мир грубых слов Для людей с головой за игрой деловой простор Полицейский досмотр в лабиринтах Нью-Йорка В нищих районах жуткий запах помойки Ночлежка полкойки, заводские постройки Дым из трубы, твердый знак голодовки Черно - белая пленка на ней город из камня В тумане Лонг Айленда рельсы гремят трамваи Яблоко стали, где любовь холодна Иммигранты с утра стоят на биржу труда Расклад видят в глаза, у заводов пикеты Раздача обедов, за работу центы Лучиано в надежде впереди ожиданья Он не видел ответы где же баксы в его карманах Спутаны кланы, теперь он на всё плевал Улыбку удачи поймал нелегал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Город со свингом, Нью-Йорк стал рингом Серый асфальт с ярко-бардовым оттенком Американским гимном, джаз повышал градус Нелегальный бизнес, новый преступный статус Сицилийский парус, железо было во всех карманах Парня прозвали "счастливчиком - Лучиано" Звонко имя звучало, налёты, грабежи, разбой Крутой разбор полётов, алкоголь и закон сухой Он искусный портной, мама мия Мадонна А он легко отпускал грехи молодому дону Крупный город безумный, криминал амбициозный Лаки Лучиано - Итальяно гангстер модный Резкий, хитрый способный, вечно под алкоголем Стрелял контрольный в голову тем, кто скрывал доходы Нал черный выбивал умело железной рукой В разбитых трущобах появился герой Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит

webkind.ru

Текст песни Шляпа на глазах в зубах сигара, слова песни

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Мадонна на медальоне, пицца и макароны На колонне у Палермо нацарапано каморы Гэнгста культура, знатный виноградный остров Но красное вино - капля крови Козаностра Соус острый, у моря стоят виллы донов Два богатых сеньора, две власти в одном районе Годы битвы за честь, пустили семьи по ветру Сын за отца гвоздем прибил на груди вендетту Выстрелы пистолета, долины, вражда Алая кровь в глаза, как будто град слеза Итальяны гроза, причал, последние лиры Сицилиец молодой один плывёт в новый мир Средиземное море, тени за горы заходят Волны поют, мысли приходят, уходят Карма парохода, вот и качнулся причал "Чао Италия" - голос сердца сказал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Чужая страна новый мир грубых слов Для людей с головой за игрой деловой простор Полицейский досмотр в лабиринтах Нью-Йорка В нищих районах жуткий запах помойки Ночлежка полкойки, заводские постройки Дым из трубы, твердый знак голодовки Черно - белая пленка не ней город из камня В тумане лонг айленда рельсы гремят трамваи Яблоко стали, где любовь холодна Иммигранты с утра стоят на биржу труда Расклад видят в глаза, у заводов пикеты Раздача обедов, за работу центы Лучиано в надежде впереди ожиданья Не видел ответы где же баксы в его карманах Спутаны кланы, теперь он на всё плевал Улыбку удачи поймал нелегал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Город со свингом, Нью-Йорк стал рингом Серый асфальт с ярко-бардовым оттенком Американским гимном, джаз повышал градус Нелегальный бизнес, новый преступный статус Сицилийский парус, железо было во всех карманах Парня прозвали "счастливчиком - Лучиано" Звонко имя звучало, налёты, грабежи, разбой Крутой разбор полётов, алкоголь и закон сухой Он искусный портной, мама мия Мадонна А он легко отпускал грехи молодому дону Крупный город безумный, криминал амбициозный Лаки Лучиано - Итальяно гангстер модный Резкий, хитрый способный, вечно под алкоголем Стрелял контрольный в голову тем, кто скрывал доходы Нал черный выбивал умело железной рукой В разбитых трущобах появился герой Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит

webkind.ru

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мело

Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Мадонна на медальоне, пицца и макароны На колонне у Палермо нацарапано каморы Гэнгста культура, знатный виноградный остров Но красное вино - капля крови Козаностра Соус острый, у моря стоят виллы донов Два богатых сеньора, две власти в одном районе Годы битвы за честь, пустили семьи по ветру Сын за отца гвоздем прибил на груди вендетту Выстрелы пистолета, долины, вражда Алая кровь в глаза, как будто град слеза Итальяны гроза, причал, последние лиры Сицилиец молодой один плывёт в новый мир Средиземное море, тени за горы заходят Волны поют, мысли приходят, уходят Карма парохода, вот и качнулся причал "Чао Италия" - голос сердца сказал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Чужая страна новый мир грубых слов Для людей с головой за игрой деловой простор Полицейский досмотр в лабиринтах Нью-Йорка В нищих районах жуткий запах помойки Ночлежка полкойки, заводские постройки Дым из трубы, твердый знак голодовки Черно - белая пленка на ней город из камня В тумане Лонг Айленда рельсы гремят трамваи Яблоко стали, где любовь холодна Иммигранты с утра стоят на биржу труда Расклад видят в глаза, у заводов пикеты Раздача обедов, за работу центы Лучиано в надежде впереди ожиданья Он не видел ответы где же баксы в его карманах Спутаны кланы, теперь он на всё плевал Улыбку удачи поймал нелегал Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Город со свингом, Нью-Йорк стал рингом Серый асфальт с ярко-бардовым оттенком Американским гимном, джаз повышал градус Нелегальный бизнес, новый преступный статус Сицилийский парус, железо было во всех карманах Парня прозвали "счастливчиком - Лучиано" Звонко имя звучало, налёты, грабежи, разбой Крутой разбор полётов, алкоголь и закон сухой Он искусный портной, мама мия Мадонна А он легко отпускал грехи молодому дону Крупный город безумный, криминал амбициозный Лаки Лучиано - Итальяно гангстер модный Резкий, хитрый способный, вечно под алкоголем Стрелял контрольный в голову тем, кто скрывал доходы Нал черный выбивал умело железной рукой В разбитых трущобах появился герой Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит Шляпа на глазах в зубах сигара Темные очки, это Лаки Лучиано Сицилийская мелодия нависла крышей Меньше конкурентов пуля ничего не слышит

webkind.ru