Зубов, Евгений Владиславович. Зубов евгений


Творчество нашего подмосковного поэта Евгения Зубова

(1942 – 1996)

 

 

«Восхождение к новой весне…»

 

       Более 10 лет прошло со дня смерти замечательного поэта Видновского края Евгения Зубова (1942-1996). Как малая частица природы, о которой ему было дано писать так проникновенно, он ушел в ночь, когда июнь сдавал июлю по заведенному порядку свои права. Ушел, чтобы подобно зиме, весне, осени и лету вновь и вновь возвращаться к нам звучанием голоса, выражением лица и строчками стихов.

 

Большое видится на расстоянии. И уже сегодня многим ясно, что Зубов сумел сказать в поэзии свое особое слово, оставил нам яркую россыпь лирических пейзажей. В них извечный безостановочный круговорот времен года неразрывно связан с круговоротом человеческого бытия, беспрестанная смена природных состояний с состояниями души и судьбой поэта.

 

Стихи Зубова сродни дневниковым заметкам. Из них можно узнать, когда в средней полосе России наступает таяние снегов, раскрываются первые почки, гремят первые грозы, какой бывает пора листопада, как тоскливо тянется короткий зимний день.

 

Но это не фенологические наблюдения. В лучших своих стихотворениях Евгений Зубов предстает перед читателем достойным продолжателем великих традиций Пушкина и Баратынского, Тютчева и Некрасова, Бунина и Есенина, ибо, как и они, с большой художественной силой сумел запечатлеть радостный и одновременно трагический смысл жизни.

 

В Видновском крае чтут своего талантливого земляка и многое делают для увековечения его памяти. По инициативе литературного объединения им. Ф.Шкулева Администрация Ленинского района и Московская областная организация Союза писателей России учредили литературную премию, которая носит его имя. На родине поэта в деревне Мисайлово появились улица Евгения Зубова и мемориальная доска на доме, где он жил. Дважды переиздавалась единственная составленная при жизни поэта книга «Мисайлово – времена года».

 

Журнал «Поэзия», известный не только в России, но и за рубежом, и в 2002 году признанный ЮНЕСКО лучшим среди данного вида периодических изданий, опубликовал стихи Евгения Зубова и статью о нём. А это значит, что творчество мисайловского поэта, преодолев границы Московской области, стало достоянием не только россиян, но и русскоязычных читателей во многих странах мира.

 

                                                                                                                                  Алексей ЗИМЕНКОВ

 

 

 

 

 

Есть люди, после знакомства с которыми вдруг понимаешь, что разговоры о высоком предназначении человека — не пустые слова. Евгений Зубов (1942 - 1996) был, несомненно, из их числа.

Его биография не богата внешними событиями: начальная школа, семилетка, четырехгодичное полиграфическое училище… После чего дала о себе знать страшная, неизлечимая, таившаяся до времени болезнь, которая сделала ноги немощными и  непослушными.

Скоро жизнь Зубова сосредоточилась на крохотном пятачке отчего дома в деревне Мисайлово, где он родился и вырос. Четыре стены. Всегда один и тот же неизменный круг предметов перед глазами. Один и тот же известный распорядок. Изо дня в день, из года в год.

Так Зубов прожил пять…десять…тридцать лет.

Когда в переполненную детскими воспоминаниями родительскую избу приходила весна, и в мисайловских садах начинали петь соловьи, трудно было не поддаться горьким мыслям о несправедливости судьбы, отмахнуться от жалости к себе.

Евгений Зубов смог, так как с ним рядом  были - сестра Зоя, родные, друзья… и Поэзия.

Желание жить, чувствовать, наблюдать, размышлять, исполненное смысла и света творческое начало одержали верх. И это, в конце концов, привело к удивительному результату.

Так бывает: на суровых каменистых почвах иногда вырастают удивительные цветы. Вот и здесь в малом немудреном избяном пространстве возник неповторимый поэтический мир, в котором природа и человек соединились в неразделимое целое.

Стихи Зубова внешне просты, но их не написать по заказу и не привезти из творческой командировки — для этого поэтическая задача должна стать человеческой судьбой. С Зубовым вышло именно так. Не случайно в сборнике «Мисайлово – времена года» много подлинных удач, много стихотворений самой высокой пробы.

Время жить не выбирают. Нынешнее для восприятия искусства подлинного, высокого не отнесешь к удачным. Круглосуточно экраны телевизоров, газеты, радио, книжные лотки и палатки (несть им числа) предлагают сделанный по заграничным лекалам губительный для человеческой души товар. Отчего многие наши соотечественники утрачивают любовь к русской культуре, становятся манкуртами, Иванами, не помнящими родства, чужими на своей земле.

В горькие дни массового отрешения от светлых, добрых и дружеских начал жизни, поэт Евгений Зубов возвращает нам завещанный предками и проверенный веками строй мыслей и чувств, родное небо над головой, знакомый до боли, нескончаемый, пролегающий меж полей и лесов деревенский проселок, подернутый зеленой ряской пруд, ночную озвученную кузнечиками тишину, подлинную красоту мира, в котором нам выпало жить.

Хочется думать, что широкая известность Евгения Зубова впереди, впереди день, когда в школах Ленинского района (а может быть, и не только) Зубова будут «проходить» наравне с признанными отечественными классиками.

 

Алексей Зименков,

член-корреспондент Гуманитарного отделения Международной академии информатизации, ассоциированного учреждения ООН, лауреат Московской областной литературной премии им.Е.Зубова

г. Видное, Ленинский район Московской области

 

 ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

Росинка

Зеркальный шарик утренней росинки,

Колеблемый на кончике листа…

В нем отразились поворот тропинки,

Густая зелень пышного куста,

 

Полет пчелы, гудящей монотонно

Над красочным цветением гвоздик.

И синий взгляд крутого небосклона

В росинку эту трепетно проник.

 

Но дрогнула под ветром паутинка,

Ожили души дремлющих теней -

Качнулся лист, скатилась вниз росинка.

…И целый мир упал на землю с ней.

ссылка

Дорога

Где та дорога, что в детстве вела

В пестрые праздники, в будни?

Шли  по дороге в село, из села

Самые разные люди.

Пыль приминая, брели с посошком,

Ехали на подводе.

Сколько прошло их? Кто знает о том?

Кто там еще на подходе?

Скоро ль появится? Долго ли ждать?

Травы колышутся слитно.

В поле давно никого не видать.

Да и дороги не видно.

Мелкий осинник, тревожа покой,

Что-то лопочет несмело.

Может, дорогою ходят другой?

Или земля опустела?..

 

 

* * *

Мягко сумерки апреля

Стелют тени над селом.

Не спешат закрыться двери

Перед солнцем и теплом.

 

Серебристый тонкий месяц

Видит в лужах свой двойник.

Задушевный голос песни

В тишине села возник.

 

Запах дыма, смех негромкий,

Огоньков заречных дрожь.

Смотришь в синие потемки

И опять чего-то ждешь...

 

 

 

 

 

* * *

Спокойный ход полдневных облаков,

Движенье трав под свежей лаской ветра;

День, отраженный синью бочагов,

Весь в переливах солнечного света.

Цветов болотных тонкий аромат,

Свист соловья в густой листве ракиты.

Неужто здесь три месяца назад

Держался снег, все было льдом покрыто?

Начало лета, жизнь бурлит везде.

И ты стоишь, в волненье замирая.

Следя, как солнце теребят в воде

Мальки рыбешек, весело играя.

 

 

 

 

 

 

 

ЖУРАВЛИ

Мерцали уголья, потрескивая сухо,

В них черно-алый плавился огонь.

Старик-пастух нам подал знак и к уху

Приставил задубевшую ладонь.

Мы стихли, устремляя к небу взоры.

Был в легкой дымке синий небосклон.

Смотрели мы и услыхали вскоре

Неясный звук, что был похож на стон.

Печальные звучали переливы -

Летели в поднебесье журавли.

Их клин тревожный двигался красиво

Над сонными пространствами земли.

Старик смотрел на небо неотрывно,

Седой не опуская головы,

Как будто слушал благовест призывный,

Несущийся из горней синевы.

Вот голос птиц растаял в отдаленье,

А он стоял, картуз держа в руке.

И, видимо, от долгого гляденья

Был  след слезы на старческой щеке...

Видеклип песни на стихи "ЖУРАВЛИ" находится по ссылке:   

 SaveFrom.net

 а также в МР3 формате песня находится внизу этой страницы

 

 

 

 

Зимнее

В сизой дымке белый сон берез.

Тусклый свет над белыми снегами.

Неба загрунтованного холст

Низко нависает над полями.

 

Припушенный инеем бурьян.

Забытье проселочной дороги.

Шорох ветра. Дремлющий туман.

Перелесков стынущие ноги.

 

Легкий взмах вороньего крыла.

Лёт снежинок, падающих немо.

Вдалеке, над крышами села,

Чуть оттаяв, розовеет небо.

 

   Евгений Зубов.

(Из книги стихов)

 

 

 

Здесь можно читать и скачать стихи Евгения Зубова...

bajsdk.umi.ru

Зубов, Евгений Владиславович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Зубов.

Евге́ний Владисла́вович Зу́бов (23 сентября 1972(19720923), Тирасполь, МССР, СССР) — общественный деятель непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Пресс-секретарь Президента ПМР (30 декабря 2011 года — 1 марта 2012 года), начальник Государственной службы связи, информации и СМИ ПМР (1 февраля 2012 года — 31 июля 2013 года).

Биография

Родился в 1972 году в Тирасполе в семье военнослужащих, а в 1989 году окончил Тираспольскую среднюю школу № 1.

Принимал участие в боевых действиях по защите Приднестровской Молдавской Республики.

Образование

Трудовая деятельность

Семья

Женат, воспитывает дочь.

Награды

  • Медаль «20 лет Приднестровской Молдавской Республике»[8].
  • Медаль «20 лет отражению вооруженной агрессии защитниками ПМР»[9]
  • Медаль «За безупречную службу» III степени[10]
  • Медаль «Юбилей Всенародного Подвига. 1613-2013»[11]
  • Почетное звание «Заслуженный работник Приднестровской Молдавской Республики» [12]

Общественные должности

  • Член Союза Писателей ПМР[13].
  • Член Международного Сообщества Писательских Союзов[13].
  • Член Литературного Фонда России[13].

Выборы в Госдуму РФ 2016 года

Выдвинут в кандидаты Госдумы РФ 7 созыва от Родины по региональной группе Пермь 2 номером

Напишите отзыв о статье "Зубов, Евгений Владиславович"

Примечания

  1. ↑ [president.gospmr.ru/ru/news/ukaz-prezidenta-pmr-no-7-o-naznachenii-dolzhnostnyh-lic-pri-prezidente-pridnestrovskoy Указ Президента ПМР № 7 о назначении должностных лиц при Президенте Приднестровской Молдавской Республики] (30 декабря 2011). Проверено 15 января 2014.
  2. ↑ [www.president.pmr-gov.org/zakon/?category=2&id=3682 Указ Президента ПМР о назначении должностных лиц при Президенте ПМР]
  3. ↑ [www.president.pmr-gov.org/zakon/?category=2&id=3679 Указ Президента ПМР о назначении временно исполняющим обязанности министра информации и телекоммуникаций ПМР]
  4. ↑ [www.president.pmr-gov.org/zakon/?category=3&id=3760 Распоряжение Председателя Правительства ПМР о назначении временно исполняющим обязанности начальника Государственной службысвязи, информации и СМИ]
  5. ↑ [president.gospmr.ru/ru/news/rasporyazhenie-pravitelstva-pmr-no8-o-naznachenii-vremenno-ispolnyayushchim-obyazannosti-0 Распоряжение Правительства ПМР №8 О назначении временно исполняющим обязанности начальника Государственной службы связи, информации и СМИ] (27 января 2012). Проверено 15 января 2014.
  6. ↑ [president.gospmr.ru/ru/news/ukaz-prezidenta-pmr-no305-o-naznachenii-nachalnika-gosudarstvennoy-sluzhby-svyazi-informacii-i Указ Президента ПМР №305 «О назначении начальника Государственной службы связи, информации и СМИ Приднестровской Молдавской Республики»] (10 мая 2012). Проверено 15 января 2014.
  7. ↑ [gov-pmr.org/doc/disposal/item2096.html Об освобождении от должности первого заместителя начальника Государственной службы связи, информации и СМИ Приднестровской Молдавской Республики] (15 января 2014). Проверено 15 января 2014.
  8. ↑ [gov-pmr.org/gov/service/item250.html Зубов Евгений Владиславович] (рус.). Проверено 18 июля 2013. [www.webcitation.org/6JHe8InZu Архивировано из первоисточника 31 августа 2013].
  9. ↑ [president.gospmr.ru/ru/news/ukaz-prezidenta-pmr-no402-o-nagrazhdenii-yubileynoy-medalyu-20-let-otrazheniya-vooruzhennoy Указ Президента ПМР №402 «О награждении юбилейной медалью «20 лет отражения вооруженной агрессии защитниками независимости Приднестровской Молдавской Республики»] (14 июня 2012). Проверено 6 февраля 2014.
  10. ↑ [justice.idknet.com/web.nsf/952ef148a704e588c22574d5002acf1b/effc0b480ad76753c2257a8e0049e092!OpenDocument&ExpandSection=2.1 Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 25 сентября 2012 г. № 636 «О награждении медалью «За безупречную службу» III степени ЗУБОВА Е.В.»] (25 сентября 2012). Проверено 6 февраля 2014.
  11. ↑ [novostipmr.com/ru/news/13-12-24/arhiepiskop-tiraspolskiy-i-dubossarskiy-savva-nagrazhdyon Архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Савва награждён Императорским Орденом Святой Анны II степени] (рус.) (24 декабря 2013). Проверено 24 декабря 2013.
  12. ↑ Указ Президента ПМР № 20 (15 января 2014)
  13. ↑ 1 2 3 Джемма Соломон. [www.allmoldova.com/project/monden/1828.html Евгений Зубов: Книга – единственный носитель чистого языка] (20 декабря 2010). Проверено 15 января 2014.

Ссылки

  • [facebook.com/malysh.zu Официальная страница Евгений Зубов] в социальной сети Facebook

Отрывок, характеризующий Зубов, Евгений Владиславович

– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она. – Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется? – Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки. Он помолчал. – Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее. Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие. – Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста. Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его. Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся. Засыпая, он думал все о том же, о чем он думал все ото время, – о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней. «Любовь? Что такое любовь? – думал он. – Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь есть бог, и умереть – значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Мысли эти показались ему утешительны. Но это были только мысли. Чего то недоставало в них, что то было односторонне личное, умственное – не было очевидности. И было то же беспокойство и неясность. Он заснул. Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем то ненужном. Они сбираются ехать куда то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно неловко подползает к двери, это что то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется. Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер. Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся. «Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его. Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом. Это то было то, что случилось с ним за два дня до приезда княжны Марьи. С этого же дня, как говорил доктор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер, но Наташа не интересовалась тем, что говорил доктор: она видела эти страшные, более для нее несомненные, нравственные признаки. С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна – пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновидения.

Ничего не было страшного и резкого в этом, относительно медленном, пробуждении. Последние дни и часы его прошли обыкновенно и просто. И княжна Марья и Наташа, не отходившие от него, чувствовали это. Они не плакали, не содрогались и последнее время, сами чувствуя это, ходили уже не за ним (его уже не было, он ушел от них), а за самым близким воспоминанием о нем – за его телом. Чувства обеих были так сильны, что на них не действовала внешняя, страшная сторона смерти, и они не находили нужным растравлять свое горе. Они не плакали ни при нем, ни без него, но и никогда не говорили про него между собой. Они чувствовали, что не могли выразить словами того, что они понимали. Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался от них куда то туда, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо. Его исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться. Когда ему привели сына, он приложил к нему свои губы и отвернулся, не потому, чтобы ему было тяжело или жалко (княжна Марья и Наташа понимали это), но только потому, что он полагал, что это все, что от него требовали; но когда ему сказали, чтобы он благословил его, он исполнил требуемое и оглянулся, как будто спрашивая, не нужно ли еще что нибудь сделать. Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна Марья и Наташа были тут. – Кончилось?! – сказала княжна Марья, после того как тело его уже несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла, взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть их. Она закрыла их и не поцеловала их, а приложилась к тому, что было ближайшим воспоминанием о нем. «Куда он ушел? Где он теперь?..»

Когда одетое, обмытое тело лежало в гробу на столе, все подходили к нему прощаться, и все плакали. Николушка плакал от страдальческого недоумения, разрывавшего его сердце. Графиня и Соня плакали от жалости к Наташе и о том, что его нет больше. Старый граф плакал о том, что скоро, он чувствовал, и ему предстояло сделать тот же страшный шаг. Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними.

Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

wiki-org.ru

«СУДЬЯ ДОЛЖЕН БЫТЬ ДОБРЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

С детства он мечтал стать военным моряком, даже готовился после восьмого класса поступать в Нахимовское военно-морское училище. Но отец, который был военным судьёй, подталкивал сына к продолжению династии. - Папа меня, мягко говоря, ввёл в заблуждение, - улыбается Зубов, - когда я уже готов был подать документы в училище. Он сказал, что в нахимовское не берут со шрамами, а у меня в детстве был перелом руки и остался большой рубец. И он был так серьёзен и убедителен, что я ему безоговорочно поверил. К тому же отец очень увлекательно рассказывал о Военном институте, который в то время был едва ли не самым лучшим вузом страны. И я загорелся желанием поступить именно туда на военно-юридический факультет. Евгений Зубов стал курсантом Военного института. Учился легко, с интересом к будущей профессии. О том, что его отец - военный судья, председатель военного трибунала Северо-Кавказского военного округа, на курсе узнали только к концу второго года обучения. В то время Зубов-старший как раз получил генеральские погоны.К моменту окончания учёбы Зубов-младший уже окончательно решил, что будет судьёй. Как «краснодипломник», он имел право выбора и первоначально хотел попроситься на Северный флот. Но судьба преподнесла приятный сюрприз: его распределили в Группу советских войск в Германии. Так в 1984 году он оказался в одном из самых загруженных военных трибуналов, который обслуживал 8-ю армию. Это стало прекрасной школой для молодого юриста, который начал карьеру в качестве начальника общей канцелярии трибунала.- Мне очень многое дала служба в Группе войск, - продолжает рассказ Зубов. - Все документы проходили через меня, я учился и общему делопроизводству, и работу секретной части освоил. Так что, когда через 3 года мне исполнилось 25 лет и меня избрали судьёй, я уже многое умел и знал. И направили меня в военный трибунал Львовского гарнизона Прикарпатского военного округа.Евгений Васильевич не скрывает, что очень многим в своей жизни обязан отцу. И выбор нового места службы был определён именно Зубовым-старшим.- Я снова рвался на Север, - говорит Зубов, - но отец настоял именно на Львове, потому что туда председателем трибунала был назначен его хороший знакомый и очень опытный судья Юрий Михайлович Гринёв. И дело тут не в знакомстве как таковом. В судейской профессии очень важна школа, когда ты можешь учиться под руководством опытного человека, который многого уже добился, имеет большой авторитет. И Гринёв был именно такой фигурой в судейском корпусе. Но в трибунале Львовского гарнизона я на первых порах остался практически в единственном числе: уволился председатель, судьи были переведены к новому месту службы, а замена запаздывала. Пришлось нелегко, но мне было интересно, профессия захватила полностью. Гринёв помогал, конечно, но невозможно советоваться по каждому вопросу, так что учился я многому самостоятельно. А самое главное - научиться толково, аргументированно писать приговор. Это в нашей работе наиглавнейшее умение. Вот в этом и были настоящие проблемы на первых порах.На тот момент отец Евгения Васильевича уже стал председателем военного трибунала Московского военного округа. И, конечно, можно было бы периодически звонить ему по каким-то вопросам и советоваться. Но вряд ли можно по телефону вникнуть во все нюансы уголовных дел. И родители Зубова приняли нестандартное решение: приехали на отдых в санаторий в окрестностях Львова.- Отец как бы между делом попросил меня принести копии моих приговоров, - с улыбкой вспоминает Зубов, - и тщательно их отредактировал. Он это сделал очень тактично, стараясь меня не обидеть и в то же время указывая на мои просчёты. Это теперь я понимаю, что они специально выбрали тогда тот санаторий, чтобы обрести возможность мне помочь. И это большое счастье, что тогда отец подучил меня нашему ремеслу. - Любой судья прекрасно помнит своё первое дело. А вам чем запомнилось начало карьеры?- Во Львов я прибыл в декабре. Председатель военного трибунала округа Гринёв меня не торопил, говорил, что мне потребуется некоторое время для вхождения в должность. Но на деле получилось иначе. Не успел я появиться на рабочем месте, как мне принесли сразу 5 дел. И вперёд! Не могу сказать, что это было что-то очень сложное, но впечатлял сам факт: никакого времени на раскачку мне не дали. Самое первое дело, которое я рассматривал, было о дисбате. Всё складывалось вроде бы неплохо, но я забыл, что по УПК Украинской ССР отбирать подписку об уголовной ответственности за дачу ложных показаний не требовалось.- А в целом местные особенности давали о себе знать?- Естественно, но не так остро, как мне представлялось ещё до приезда. Меня все предупреждали, что придётся очень сложно: Западная Украина считалась местом, где к русским относятся плохо. Неправда это. Многое зависит от человека, от его умения понимать ситуацию, нормально выстраивать отношения с разными людьми. А судья просто по определению должен быть и политиком, и психологом, и уметь упреждать конфликтные ситуации. Однако специфика всё же была.Это было третье дело, которое рассматривал судья Зубов. Сержант-сверхсрочник совершил ДТП, сбил двух пожилых женщин. Старушки получили травмы, но остались живы. Процессы в военных трибуналах велись только на русском языке. Перед началом заседания Зубов поинтересовался, готовы ли пострадавшие давать показания именно на русском языке. Те ответили утвердительно, но когда начали эти самые показания давать, то перешли на украинский, да ещё и с примесью польских словечек, что делало их выступление практически непонятным для судьи. Собственно, из всех участников процесса только Зубов был русским и местным языком не владел. - Вышел я из зала, - рассказывает Зубов, - и вижу начальника нашей общей канцелярии, который на украинском разговаривает с секретарём судебного заседания. Увидев меня, они тут же перешли на русский. И я им сказал, что с сегодняшнего дня между собой будем общаться только на украинском языке. Чего-то не пойму - буду спрашивать. Так через 3 месяца я уже вполне свободно понимал украинскую речь и сам мог вполне сносно общаться без помощи переводчика в суде.- В начале 90-х годов после принятия Декларации о независимости вам пришлось, по всей вероятности, непросто. Какие дела тогда преобладали?- Это был действительно очень неоднозначный период в жизни нашей страны. Украинская Верховная рада объявила, что отныне все украинцы должны служить только на территории Украины. И некоторые молодые люди восприняли это буквально: они покидали расположение воинских частей на территории России и уезжали на Украину. По формальному признаку они совершали воинское преступление - дезертирство. Конечно, понятно было, что это политика чистой воды, и мы старались давать минимальное наказание. Однако местные всё равно были недовольны, и областная рада приглашала на заседание прокурора и председателя военного трибунала украинцев. Те идти не хотели, попросили Зубова принять огонь на себя - тебе, мол, всё равно скоро уезжать. - Я к выступлению готовился серьёзно, - вспоминает Евгений Васильевич, - но понимал: говорить на украинском языке свободно и без акцента не получится. И выучил «ударную» фразу на украинском: «Вы заявляете, что каждый человек имеет право говорить на родном языке». Её-то я и сказал в самом начале, чем вызвал восторг и понимание. Дальше всё пошло как по маслу, а вот прокурор, этнический украинец, начал, запинаясь, говорить что-то на родной мове и был освистан. Так что в профессии судьи не бывает мелочей, приходится постоянно учиться, часто таким вещам, о которых в обычной жизни и не задумываешься.С октября 1991 года начался новый этап жизни и службы судьи Зубова - он пришёл в военный трибунал Московского военного округа. На Арбате молодого судью приняли радушно. - Не могу сказать, - вспоминает то время Зубов, - что я испытал профессиональный стресс. Но нагрузка возросла многократно: ведь тогда на фоне резких политических изменений существенно вырос уровень преступности. Это в полной мере относилось и к армии. В 1995 году в суде были вынуждены создать отдельную группу для рассмотрения дел только по первой инстанции. Дел было очень много, и совмещать их рассмотрение и кассацию просто стало невозможно. В эту группу я и вошёл, потому что именно такая работа мне больше по душе. И проработал вместе с нашими известными судьями - Осиным, Сердюковым, Чернышёвым, Елфимовым четыре года. - Но потом вы ушли. Устали?- Не скрою, усталость была дикая. Судите сами: за 1996 год мы рассмотрели 69 уголовных дел, только в командировках я провёл 165 дней, сам рассмотрел 19 дел с вынесением приговора. Я к тому времени уже был женат, появился второй ребёнок. Я не мог столько времени проводить вдали от семьи, поэтому решил уйти в гражданскую коллегию нашего суда, в которой проработал с 1998 до 2001 года. С 2002 года вернулся в коллегию по уголовным делам, где и работаю по сию пору.- Уголовные дела интереснее?- Я бы так не сказал. Конечно, уголовные дела требуют больших эмоциональных затрат, но и гражданские дела бывают крайне интересными с юридической точки зрения.- Повышенное внимание прессы не осложняет работу судьи? Как вы себя чувствуете, когда журналисты приходят в зал судебного заседания?- Это нормально, когда значимые для общества процессы широко освещаются в СМИ. Но, безусловно, работа судьи от этого пристального внимания проще не становится. Для меня таким испытанием стал процесс по делу об убийстве журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова. Мне это дело передали после отмены оправдательного приговора на новое рассмотрение. Первый процесс вёл наш судья Владимир Сергеевич Сердюков - очень опытный и знающий юрист. И мне было предельно ясно, что у него для оправдательного приговора были серьёзные причины. Но решение о новом рассмотрении приняла Военная коллегия Верховного Суда, так что выбора у нас не было. - Давление ощущалось?- Нет, никакого давления не было. Более того, обвиняемые уже находились не под стражей, с ними можно было общаться, процесс мы в полном объёме открыли. Специально с помощью представителей ВДВ подобрали и оборудовали зал в здании одного из военных НИИ. В нём могло разместиться большое количество представителей СМИ. Но, как это обычно бывает, сначала - народу тьма, а уже начиная с третьего дня на процесс ходила только Марина Гриднева, которая тогда работала в «МК» и отвечала за освещение этого дела. Ажиотаж был только в день, когда давал показания министр обороны Грачёв. В итоге был вынесен оправдательный приговор, потому что в ходе рассмотрения мы проверили и прежние доказательства невиновности подсудимых, и новые выявили. Так что у меня не было никаких сомнений, когда я писал приговор. Что же касается давления, то ближе к концу процесса появились негативные публикации в прессе, потому что уже было очевидным: приговор будет оправдательным.Прошло около года, и новый процесс приковал внимание всей страны к Московскому окружному военному суду в целом и федеральному судье Зубову в частности. Речь идёт о рассмотрении дела убитой журналистки «Новой газеты» Анны Политковской.- В этом процессе мне было немного проще, - вспоминает Зубов, - так как он шёл с участием присяжных, которые и принимали все важные решения. Хотя вокруг процесса, вы правы, была поднята большая шумиха. Среди журналистов был такой ажиотаж, что нам пришлось нелегко с технической точки зрения: где всех разместить, чтобы процесс шёл в нормальном режиме. - Но приговор в итоге отменили. Обидно было?- Решение принимали присяжные, а не судья. Что же касается отмены, то я ещё до вынесения приговора говорил обвинителям: в том виде, в котором дело представили в суд, присяжным очень трудно будет принимать решение. И гособвинение это прекрасно понимало. К тому же процесс сопровождался скандалами, мощным давлением прессы. Не скрою, здоровья это дело мне не добавило, а вот седых волос стало больше. - Судье приходится разбираться с самыми разными областями человеческой деятельности. Может, нужна специализация: кто-то рассматривает только дела экономической направленности, а другие - только убийства?- Я против такой постановки вопроса. Судья должен уметь грамотно рассмотреть любое дело - гражданское, уголовное, административное. А в целом хорошо подготовленный юрист разберётся в любой коллизии. Это и называется профессионализмом.- Уже не первый год идёт судебная реформа. Обсуждение её носит иной раз характер обидный и даже агрессивный: и законы, мол, у нас плохие, и судьи коррумпированные и слабо подготовленные. Всё действительно так плохо?- В полемике очень часто эмоции мешают конструктивному диалогу. Да, проблемы существуют. И главная из них, на мой взгляд, - кадровая. Объективно говоря, уровень подготовки юристов в нашей стране оставляет желать лучшего. Но в любом случае очень много зависит от самого человека, который выбрал судейскую карьеру, - от его желания, целеустремлённости, готовности учиться на постоянной основе. А старшее поколение должно помогать молодым, как это было у нас ещё при Советском Союзе. А это постепенно уходит, молодёжь варится в собственном соку, не развивается, не учится в процессе работы. Отсюда и результат - отменённые решения, возвращения дел на новое рассмотрение. Мы упустили 90-е годы, когда царила неразбериха, всё менялось, уходили опытные работники. А в итоге сейчас большинство председателей гарнизонных судов - это люди, которые начали карьеру в тот смутный период и не прошли надлежащую школу. Им трудно выступать в качестве наставников, у самих есть проблемы в работе. И надо не обижаться, а это положение исправлять, помогать им.- Вы более 20 лет работаете в окружном суде. Как меняется характер преступности в Вооружённых Силах?- Преступность - отражение состояния дел в государстве. В 90-е годы прошлого века - это разгул преступности, в том числе и в армии. По мере стабилизации ситуации в стране пошёл спад в количестве преступлений. Кроме того, в результате военной реформы уменьшилась численность людей в погонах, так что в абсолютных цифрах у нас отмечается снижение количества уголовных и гражданских дел. Но есть и другая сторона медали: к сожалению, в следственных органах ощущается дефицит настоящих профессионалов, способных эффективно вскрывать преступления и качественно их расследовать. И поэтому далеко не каждое дело доходит до суда, а иной раз те, что дошли, разваливаются в ходе судебного рассмотрения. Не хватает пока следователям умения и навыков.- А что бы вы ответили на вопрос человека, который стремится стать судьёй - какими качествами нужно обладать в этой профессии?- По моему глубокому убеждению, помимо всесторонней подготовки собственно в юридической области, будущий судья должен быть от природы добрым человеком. Не добреньким, не снисходительным, а именно добрым, искренним, честным, справедливым. Люди всегда чувствуют, каким ты вышел на процесс, как настроен, есть ли у тебя стремление разобраться в полной мере со всеми обстоятельствами дела. И если ты настроен по-доброму, не будет никаких эксцессов, даже скандалисты поведут себя пристойно. Надо уметь слушать, позволять человеку высказаться, иной раз излить душу. Нужна крепкая нервная система, высокая работоспособность, стрессоустойчивость. Но доброта - прежде всего.

www.redstar.ru


Смотрите также