Павел Зубов сменил Андрея Скабелку на посту главного тренера «Сибири». Зубов сибирь


Хоккейный клуб «Сибирь» | Павел Зубов: "Читаю про

Large %d0%b7%d1%83%d0%b1%d0%be%d0%b2

Павлу Зубову непросто на посту главного тренера "Сибири". Но он не предается унынию.

ЗНАЛ, ЧТО БУДЕТ НАСТОЛЬКО НЕПРОСТО

– Очень тяжелое время для вас наступило. Ходят разные слухи, даже про увольнение сообщают. Как вы справляетесь с этим?

– Работаю. Когда работаешь, то переключаешь внимание. У меня все нормально.

– Правда что ли?

– Если начнешь думать об этом, погрузишься в себя, то возникнет еще больше проблем. Это не только тренеров касается, но и хоккеистов.

– А вы предполагали, что будет настолько тяжело?

– Конечно. А вы разве думали, что будет легко?

– Но мне простительно.

– Знал, что будет вот именно так непросто. У нас же новая команда, она строится, и в такие моменты постоянно возникают проблемы. Это болезнь роста. "Сибирь" в ближайшее время постоянно будет играть с перепадами. От этого никуда не денешься. При этом к нам постоянно вливаются новые хоккеисты. Старые-то еще не все системой овладели, есть вопросы к парням, которые давно в команде, а тут приходят новички. И снова все надо начинать сначала.

– Перепады никому не нравятся.

– Хотелось, чтобы их не было. Но мы все знали, что будет очень тяжело. И я был уверен, что подобное будет происходить.

– Вы были хотя бы раз на грани отставки?

– Да. Перед матчем с "Амуром" такие мысли проскакивали. Но к третьему периоду стало все нормально.

– В такие моменты многое решает поддержка команды. Вы ее чувствуете?

– У нас в последнее время хорошие собрания прошли, где выступил каждый, кроме одного игрока, к сожалению. Сначала мы с тренерским штабом думали, что все ограничится банальными словами, но в итоге получился очень жесткий, хороший разговор. Мы высказали в глаза все, что было на душе, на сердце. Я увидел, что никому небезразлично, как команда выступает и выступит в этом сезоне.

У НАС РЕБЯТА С РАЗНЫХ МИРОВ,НАДО ОБЪЕДИНИТЬ ИХ В ГАЛАКТИКУ

– К вам со стороны игроков были претензии?

– Конечно.

– Расскажите.

– Зачем я буду об этом рассказывать. Вы потом из мухи такого слона раздуете, что потом не будешь знать, что с этим делать.

– Нам только дай повод.

– Я в вас и не сомневался. Но все это касалось взаимоотношений между командой и тренерским штабом. Что надо улучшить, что надо изменить? Без этих разговоров мы не могли бы идти дальше. Было бы непросто работать, если бы у игроков было что-то за душой. Как бы могли догадываться о том, что гложет ребят? Теперь же мы все услышали, сделали выводы. Мне понравилось, что это не было монологом, а был диалог.

– Опять же в последнее время у вас было слишком много собраний. Это все хорошо, но в меру.

– Такое время наступило. Надо было разобраться до конца. Сначала у нас был тренерский совет, куда входит капитан команды, опытные ребята, которые должны передавать сибирские традиции новичкам. А потом все-таки решили собраться вместе, чтобы исключить эффект сломанного телефона, когда одним кажется, что сказали это, а другим противоположное. Напрямую и при всех – эффективней.

– Знаете, меня игра "Сибири" не удивляет. Я видел выставочные матчи с ЦСКА этим летом. Тогда было видно, что вы хотите, и сейчас ребята стараются это делать. То есть не стоило было ждать какой-то залихватской игры с самого начала.

– Но, к сожалению, команда лишь временами показывает то, что мы хотим. Получается, но не всегда. Тяжело держать линейку требований, когда каждый знает свое место на площадке и каждый понимает, за что именно он отвечает. Вы видели игру против рижского "Динамо"?

– Местами.

– Там был хороший пример, и мы его позже разбирали. Смотрим видео, там люди занимают не те позиции, о которых мы договаривались. Почему? В стрессовых ситуациях срабатывают старые навыки, которые давно заложены.

– Получается, что дело в старых навыках?

– Конечно. У нас много новых ребят, они пришли с разных миров, а нам надо все объединить в одну галактику.

ПОМЕНЯЛ БЫ ЯРКИЕ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ НА КАЧЕСТВЕННУЮ ИГРУ

– Правда, что Федор Беляков обменян потому, что его подозревали в том, что он рассказал о реальной ситуации внутри команды?

– Все вопросы по Федору – к генеральному менеджеру. Но мы объявили, почему он не поехал с нами в поездку, все хоккеисты в курсе.

– Из-за подозрений отказываться от хоккеиста, который был одним из лучших в лиге по блокированным броскам, не боялся подставить под шайбу ни руку, ни живот, ни голову.

– У нас в команде все равно остались такие люди, которые ничего не боятся. Кирилл Воробьев лидирует в лиге, Иван Верещагин на четвертом месте. У "Сибири" никто не боится броситься под шайбу.

– Зато ваши пресс-конференции ярче, чем игра команда. Иногда я могу себе позволить не посмотреть матчи "Сибири", но никогда не пропускаю пресс-конференции с вашим участием.

– Я бы с удовольствием поменял свои пресс-конференции на качественную игру. Но ничего, придет время и все наладится. Хорошо, если бы у меня было время.

– Летом вы говорили, что не стесняетесь заходить в интернет и читать комментарии болельщиков после матчей. А сейчас?

– Захожу, читаю. Там на самом деле много интересно. У нас и генеральный менеджер постоянно заходит, читает. Говорит, что он мазохист.

– Я тоже читаю.

– Наслаждаетесь?

– Не особо. Но вам-то каково?

– Главное, чтобы мои близкие это не читали. Я же отношусь к подобному спокойно. Знаете, подобные комментарии были при любых тренерах. Более того, я уверен, что в любом другом клубе происходит точно такое же. После неудач все готовы выгнать тренера, разобраться с игроками. Везде все одинаково. Все придумано до нас.

– Вы как-то сказали, что простым карандашом краски осени не передать. Как же вы ошибаетесь!

– Нет-нет, не передать. У вас только белое и черное. А осень выглядит немного иначе.

– Да вы просто в Балашихе не были осенью. Но я о другом хотел сказать. Как же мы благодарны вам за все эти сравнения, аллюзии. Вы просто не представляете.

– Но меня меньше всего волнует мысль, что я должен понравиться журналистам. Я хочу, чтобы команда играла, побеждала и показывала хороший хоккей. Надеюсь, что это получится.

Алексей Шевченко, "Спорт-Экспресс"

discuss on forum

hcsibir.ru

Зубов – главный в «Сибири». Похоже, дела у новосибирского клуба совсем плохи

По информации «Советского спорта», в понедельник «Сибирь» официально объявит о том, что ее главным тренером станет Павел Зубов.

Сначала коротко о том, кто такой Павел Зубов. Болельщики «Сибири» его, конечно, неплохо знают. Но вот широкой публике он мало известен. И его появление во главе амбициозной новосибирской команды, конечно, вызывает вопросы.

До недавнего времени 44-летний Зубов был в команде вторым помощником Андрея Скабелки, отвечал в «Сибири» за работу с защитниками. В команде он работает уже довольно давно – с ноября 2014 года. До этого возглавлял жлобинский «Металлург» в чемпионате Белоруссии.

Но почему же в итоге именно Зубов оказался у руля «Сибири»? Ведь по нашей информации у клуба изначально были гораздо более интересные варианты. Новосибирцы одновременно вели переговоры с Дмитрием Квартальновым, Андреем Разиным и Николаем Заварухиным.

Два первых тренера в КХЛ прекрасно известны и в рекомендациях не нуждаются. Ну а Заварухин, ныне помогающий Владимиру Крикунову в «Автомобилисте», близок «Сибири» тем, что руководил ранее ее молодежной командой.

Но вышло так, что все три тренера отказались возглавить новосибирскую команду. И по моим сведениям все сказали клубу «нет» по одной и той же причине!

Дело в том, что тренеры настаивали на том, что придут на новое место работы со своим штабом. Но против этого резко возражал генменеджер «Сибири» Кирилл Фастовский, который настаивал, что в тренерском штабе обязательно должны остаться Андрей Тарасенко и Павел Зубов.

Ситуация сама по себе странноватая. И что еще более странно, по слухам долетающим из Новосибирска, против Тарасенко никто особо не протестовал. А вот работать с Зубовым никто из трех наставников якобы не согласился. Есть такая версия.

Возникает также вопрос – почему команду тогда не принял Андрей Тарасенко, который ранее уже возглавлял «Сибирь». Говорят, что такое предложение тренеру было сделано. Но Тарасенко от него отказался, предпочтя остаться помощником.

Прямо, какой-то заколдованный круг! И весьма рискованное решение руководства клуба, которое предпочло Квартальнову и Разину Зубова.

Впрочем, как тренер себя покажет дебютировав в роли главного в КХЛ никто не знает. Но есть один нюанс. В последние годы «Сибирь» приучила нас всех к тому, что в этой команде зажигаются звездочки. По крайней мере, на уровне КХЛ. Как российские, так и зарубежные. Шумаков, Шалунов, Санников, Беляков, Верещагин, Игнатович, Меньшиков, Хартикайнен, Зайцев, Ожиганов, Кутузов, Коскиранта, Коскинен, Энлунд, Херсли…

Но вот по сведениям из «Сибири» отношения Зубова с игроками как раз далеко не радужные. По некоторым данным именно из-за него команду покинули Гимаев и Копейкин, перешедшие в «Витязь».

Опять же Зубов известен, как жесткий тренер. И это порой неплохо. Однако с учетом того, что игрокам «Сибири» до сих пор не выплачена зарплата за январь и премиальные за прошедший сезон, поможет ли тут еще и тренерская жесткость?

Есть ощущение, что доверив команду Зубову «Сибирь» очень сильно и вынужденно рискует. Вряд ли новосибирцы могут записать прошедший сезон, в котором они впервые за долгое время не вышли в плей-офф, себе в актив.

Но ждут ли их в будущем перемены к лучшему? Тренерский штаб в усеченном составе, лидеров грозят забрать в более богатые клубы, у игроков долги по зарплате…

Очень сомнительно!

www.sovsport.ru

Почему «Сибири» нужно уволить главного тренера Павла Зубова

«Ставлю, что Павел Зубов на прессухе скажет, что уходит в отставку. Если нет, то я ничего не понимаю в этой жизни», — написал я в «Твиттере», пока ждал тренеров на пресс-конференцию после матча новосибирцев с «Куньлунем». Только что «Сибирь» при 7 000 своих болельщиках всухую проиграла китайскому клубу, находившемуся в не менее крутом пике. Это поражение стал для сибиряков четвёртым подряд, что откинуло их на 11-е место в конференции.

Серия из четырёх поражений – не катастрофа. Артис Аболс, услышав такую постановку вопроса, наверняка бы сильно рассмеялся. Семь очков до плей-офф только кажутся недосягаемой дистанцией. «Сибирь» провела на игру меньше, чем конкуренты, а отставание в четыре балла нивелируется всего за две игры. Ничего для команды из Новосибирска ещё не потеряно. Восток в этом сезоне как никогда непредсказуем. Так почему же мы вслух рассуждаем о возможной отставке Зубова?

Собраний больше, чем у большевиков. Когда разговоры не помогают

Точкой кипения на самом деле стала игра вовсе не с «Куньлунем», а с «Адмиралом». После домашнего поражения от команды, в которой только-только сменился главный тренер, хозяйская раздевалка оказалась закрыта на засов. Затянувшиеся разборки привели к тому, что впервые в сезоне туда не пустили журналистов. Зубов, придя на пресс-конференцию, заявил, что он всё сказал генеральному менеджеру и игрокам, а уже завтра «Сибирь» ждут кадровые изменения. «Неужели он попросил освободить себя от занимаемой должности?», — подумалось тогда.

Завтра наступило, но всё осталось на своих местах. Никого не уволили, никого не отчислили, не произошло ни одного обмена. Зато состоялся целый ряд собраний: с игроками общался генеральный менеджер, так называемый совет ветеранов ходил на беседу с главным тренером, а сразу после поражения партнёров по команде собрал Сергей Коньков – настоящий лидер коллектива, который и до того, как Степан Санников отказался от капитанства, брал слово в раздевалке.

Цитируя самого Зубова, собраний за эти дни сибиряки провели больше, чем большевики до 1917 года. Те самые кадровые решения то ли решили спустить на тормозах, поверив друг другу на слово, то ли отложили на потом. Поговаривают, что судьба двух игроков команды уже предрешена, в том числе Алексея Сопина, который должен был стать вожаком «Сибири» наряду Коньковым, но растворился среди серой массы и осел на скамейке запасных. В составе на матч с «Куньлунем» не оказалось трёх игроков основы, но Санников заболел ангиной, Алексееву дали отдохнуть, а к Сигарёву у тренерского штаба с самого начала сезона особое отношение.

Итоги дня КХЛ: «Даже цирком не назовёшь». Что будет с «Сибирью»?

После трёх поражений подряд в Новосибирске будут принимать кадровые решения.

Собственно, главной претензией к игрокам «Сибири» по матчу с «Адмиралом» было даже не качество игры, а самоотдача. На игру с конкурентом, которая собрала привычный для Новосибирска аншлаг, хоккеисты вышли без должного настроя. Как принято говорить в таких ситуациях – пустые. Ни вам искры, ни желания перебороть себя. И ведь такое с командой Зубова происходит далеко не первый раз. «Мы просто вышли поиграть в хоккей», — говорил о выездной игре с «Салаватом Юлаевым» Александр Салак, добавив эмоциональное «это бардак, вообще г… о». Лучше, чем чешский вратарь, и не сформулируешь.

Нельзя сказать, что за три дня, что разделили матчи с «Адмиралом» и «Куньлунем», ничего не поменялось. Сибиряки вышли на лёд с горящими глазами, два периода на равных бились с командой Майка Кинэна, но, пропустив шайбу, словно рассыпались. За первым голом последовали второй и третий. Стоит ли говорить, что умение держать удар – чуть ли не лучший индикатор состояния команды? В раздевалке хоккеистов вновь ждали долгие разборки, из-за которых Зубов с Кравчуком, который заменял приболевшего Кинэна, явились на пресс-конференцию с большим опозданием. Вместо важного заявления главный тренер «Сибири» сказал уже дежурные фразы о недостатке характера, завёрнутые в новую обёртку.

«Простые карандаши» и «милые личики»

Зубов вообще горазд на афоризмы и неожиданные обороты, которыми удивляет практически после каждого матча. На фоне «всем спасибо, готовимся к следующему матчу» от большинства его коллег – прямо-таки глоток свежего воздуха. Причём это не позёрство. Говорят, что то, что Павел Владимирович произносит на пресс-конференциях, он сначала озвучивает игрокам в раздевалке. Чего у рулевого «Сибири» не отнять – так это открытости, готовности работать на популяризацию хоккея. Он спокойно соглашается не только на обычные интервью, но и, например, на то, чтобы выйти на матч со СКА с закреплённым на пиджаке микрофоном.

Меньше чем за половину сезона Зубов и санэпидстанцию просил вызвать, чтобы избавиться от дурных привычек в игре, и о «милых личиках» вместо «наглых морд» толковал. Напоминал, что в поту ещё никто не захлебнулся и не утонул. Несколько раз отмечал, что в отсутствие мешка с характером ничего мужицкого он игрокам дать со стороны не в силах. Но куда показательнее, на мой взгляд, другое высказывание: «Никакие рисунки игры не помогут. Невозможно простым карандашом передать все краски осени». Это как нельзя лучше отражает отношение Зубова к «материалу», с которым он работает.

Итоги дня КХЛ: «Сибирь» без «наглой морды». И без плей-офф?

Милых лиц, по мнению Павла Зубова, в хоккее быть не должно.

Не покидает ощущение, что Зубов считает, будто нынешний подбор игроков в «Сибири» способен добиваться каких-либо результатов только при запредельной мотивации. Сама по себе ставка на работу и самоотверженность отнюдь не нова для новосибирского клуба. Прыгать выше головы, как однажды в случае с выходом в финал Востока, действительно можно только всем вместе, единым кулаком. Но неужели те игроки, что собраны сейчас в «Сибири», не способны брать «свои» очки у равных себе соперников, коих при нынешних реалиях – больше половины лиги?

Не покидает ощущение, что Зубов считает, будто нынешний подбор игроков в «Сибири» способен добиваться каких-либо результатов только при запредельной мотивации.

Зубов рассуждает о качестве хоккеистов, попавших к нему в расположение, будто он, подобно Игорю Захаркину, всю жизнь работал с мастерами экстра-класса, тогда как до «Сибири» в его резюме значился лишь чемпионат Беларуси. Но разве не вызывался в олимпийскую сборную Илья Шипов, которому главный тренер сибиряков толком не дал шанса? Не Игнат ли Земченко был вторым бомбардиром «Кузни», от которого в Новосибирске отказались без особого сожаления? Сергей Барбашев, Александр Шаров, Игорь Левицкий, Андрей Сигарёв – все они не так уж давно играли за юниорские и молодёжные сборные, то есть ребята априори не обделённые талантом.

Да, в межсезонье «Сибирь» покинули сразу три игрока, которые могли сделать гол из ничего, вытащив команду из самой непростой ситуации. У Зубова сейчас нет мастеров калибра Шалунова, Шумакова и Окулова, зато есть глубина состава, которой позавидуют многие его коллеги. Может ли Андрей Назаров позволить себе держать в запасе обладателя кубка Гагарина Сопина? Есть ли у Андрея Мартемьянова возможность не выпускать такого игрока, как Левицкий, на протяжении шести игр? Готов спорить, что Анвар Гатиятулин с руками бы оторвал Вячеслава Основина, который в «Сибири» балансирует между третьим и четвёртым звеньями.

Фастовский: почему, продав Шалунова, «Сибирь» должна брать Ковальчука?

Генеральный менеджер «Сибири» Кирилл Фастовский рассказал о селекции клуба, сделке с ЦСКА и ситуации с долгами.

Ещё летом Зубов говорил, что «Сибирь» при нём будет играть вариативнее, чем при Андрее Скабелке. Мол, чтобы добиваться результата, в атаке нужно быть гибче. Какие-то изменения новый главный тренер действительно произвёл, но в целом оценить их не удаётся. Новосибирцы проводят настолько мало времени в чужой зоне, что говорить о какой-то осмысленной игре не приходится. Защитники с большим трудом начинают атаки, а нападающие стремятся как можно быстрее расстаться с шайбой. Затяжные позиционные атаки – большая редкость для современной «Сибири». Наиболее отчётливо это бросалось в глаза в начале сезона, но и по прошествии 20 игр изменилось не многое.

«Сибирь» и сейчас остаётся одной из самых пассивных команд в лиге. По такому показателю, как «время в атаке», она безнадёжный аутсайдер.

«Сибирь» и сейчас остаётся одной из самых пассивных команд в лиге. По такому показателю, как «время в атаке», она безнадёжный аутсайдер. Можно пересчитать по пальцам одной руки матчи, в которых подопечные Зубова перебрасывали соперника. Это две встречи с «Витязем», что удивительно выездной матч с «Ак Барсом», и недавняя игра с «Адмиралом». В остальном, выражаясь языком Левицкого, сибирякам остаётся надеяться на «Боженьку и Салака». Последний, впрочем, тоже не железный и в последнее время то и дело даёт сбои. За что Зубову стоит отдать должное, так это за постановку игры в большинстве. Розыгрыш лишнего в этом сезоне у новосибирцев местами эффективнее и разнообразнее, чем в прошлом.

П. Зубов: у «Сибири» нет замены лидерам? Ельцина тоже считали незаменимым

Новый главный тренер «Сибири» Павел Зубов рассказал о своей философии, различиях с Андреем Скабелкой и приставке и.о.

Продолжая тему «простых карандашей», удивляет, насколько резко сбавили те, кто в прошлом сезоне считался лидером «Сибири». Санников захандрил без Шумакова и Шалунова и сам отказался от капитанской нашивки. Игнатович никогда не был безгрешным защитником, однако этой осенью количество ошибок и неверных решений в его исполнении зашкаливает. Беляков, который у Скабелки стал лидером лиги по блокированным броскам, у Зубова превратился в игрока ротации. Довольно средний сезон проводит и старожил команды Константин Алексеев. По отдельности регресс каждого объяснить можно, но когда спад массовый – возникают вопросы к главному тренеру.

Без прогресса и методов поднять команду. Пора действовать?

Проблема вовсе не в том, что «Сибирь» проиграла последние четыре матча. Куда хуже то, что в игре новосибирской команды не видно ни прогресса, ни хотя бы стабильности. Если болтанку на старте сезон можно было объяснить притиркой тренера и команды, наигрыванием сочетаний и набиванием шишек, то теперь время скидок прошло. Новосибирцы могут провести образцово-показательный матч, но через два дня на лёд выйдет совсем другая команда, которая с лёгкостью отказывается от тех принципов, которые принесли ей очки. На одну битву, вроде матча со СКА в Санкт-Петербурге, приходится три невнятных представления. Игра с «Куньлунем» была лакмусовой бумажкой, показавшей, что у нынешнего тренерского штаба не осталось методов, чтобы привести игроков в чувства.

Можно посетовать на то, что в «Сибири» процветает политика двойных стандартов. На одних игроков Зубов опирается как на слонов и китов, держащих Землю, а других отправляет на трибуну при первой же ошибке. Показательный пример: Йонас Энлунд даже после двух результативных удалений в игре с «Адмиралом» не потерял места в составе, тогда как другой легионер — Адам Полашек — мог по несколько игр оставаться вне заявки за куда меньшие проступки. Есть мнение, что ошибка Зубова ещё и в том, что он начал переучивать уже состоявшихся игроков, вместо того чтобы использовать их сильные качества. Белякову, как это ни парадоксально звучит, он запрещал блокировать броски.

Всё это выливается в то, что Зубов, похоже, больше не в состоянии достучаться до игроков и поднять из окопов. Одни не готовы биться за тренера, другие банально не понимают, что от них требуют. Невооружённым взглядом видно, как в некоторых моментах хоккеисты «Сибири» боятся совершить ошибку, отчего эмоционально скованны. Виноват в этом, разумеется, не только главный тренер. Вопросы есть и к Александру Макрицкому. Тренер по защитникам – самый загадочный человек в команде, на удивление пассивно ведущий себя на лавке. Когда-то Кирилл Фастовский волевым решением поменял помощника Скабелки, сменив Игоря Матушкина как раз на Павла Зубова. Не настал ли момент повторить эту рокировку?

Смена главного тренера или кого-то из его помощников может встряхнуть «Сибирь». Вот только насколько это в стиле Фастовского, который за всё время работы в Новосибирске лишь раз решился на резкие перемены по ходу сезона, да и то махнул местами Андрея Тарасенко с Дмитрием Юшкевичем? Ветер отставки витает над улицей Богдана Хмельницкого, но терпение генерального менеджера сибиряков пока не иссякло. Не исключено, что здесь и сейчас он ведёт переговоры с потенциальным преемником. Если же Фастовский даст Зубову ещё один шанс, а тот не подведёт, нам останется только в очередной раз поаплодировать дальновидности Кирилла Валерьевича. Пока же всё идёт к тому, что в год своего 55-летия «Сибирь» останется без плей-офф.

www.championat.com

Хоккейный клуб «Сибирь» | Павел Зубов: "Чувствуется, что здесь

Large

Тренер «Сибири» Павел Зубов рассказал о том, почему принял предложение Новосибирска, молодом Константине Алексееве и своих тренерских принципах.

- Для вас звонок Андрея Скабелки стал сюрпризом?

- Да, не ожидал такого среди сезона. Мы были с ним на связи, когда он работал в нижегородском «Торпедо», в межсезонье созванивались, обсуждали КХЛ, чемпионат Белоруссии и другие хоккейные вещи, но не более. А в конце октября он пригласил меня к себе в команду.

- В Жлобине у вас сложились хорошие отношения с руководством и болельщиками клуба. Тяжело далось решение об уходе?

- Конечно, я много лет отдал этому клубу, работал там с 2008 года, до этого два сезона играл. Проводили меня очень хорошо, на память о «Металлурге» команда подарила часы, болельщики организовали встречу… До сих пор переписываемся с ними в социальных сетях, делимся новостями. Но ничего, жизнь продолжается.

- Вы покинули команду по ходу сезона. Ожидали, что, несмотря на это, вам устроят такие тёплые проводы?

- У нас был очень дружный коллектив, мы очень близко общались с болельщиками. Да, была и критика, но это нормально – мы публичные люди, нас должны обсуждать, где-то критиковать, где-то хвалить. Но в целом отношения у нас со всеми были классные.

- Слезу на встрече с болельщиками не пустили?

- В этом плане я не очень сентиментальный человек. У меня остались хорошие тёплые отношения со всеми – и с руководством клуба, и с директором завода, который был генеральным спонсором клуба. Я со всеми пообщался, все пожелали удачи и лёгкого пути, палок в колёса вставлять никто не стал. Все всё поняли.

- Поняли, потому что вас позвали в КХЛ?

- Да. От таких предложений не отказываются. Для меня это шаг вперёд, шаг выше.

- Вы с Андреем Скабелкой в Белоруссии тренировали разные команды. Где успели познакомиться?

- Наши команды представляли Гомельскую область – между Гомелем и Жлобиным всего 90 километров. Мы коллеги, хотя и работали в разных командах. Мы оба делаем ставку на агрессивный хоккей, в этом плане мы мыслим в унисон, поэтому обсуждали с ним какие-то рабочие моменты.

- Противостояния между вашими командами получались интересными?

- Да, это игры считаются дерби, вокруг него большой ажиотаж, руководство обеих команд хочет показать себя в этой игре. Практически все матчи получались на пять с плюсом. Я лично Андрею Владимировичу как главный тренер не противостоял, был помощником, но если брать историю наших встреч, то получится где-то 50 на 50 – половина побед за его командой, половину за моей.

- Ваше главное воспоминание от белорусского этапа карьеры?

- Мы выиграли чемпионат Белоруссии, Кубок Белоруссии, стали вторыми в Континентальном кубке. Было две бронзовых медали, одна серебряная – вспомнить есть что.

***

- В Белоруссии вы возглавляли команду, сейчас работаете помощником. Что изменилось?

- Главный тренер отвечает за всё: от обороны до атаки, за меньшинство, большинство. Он держит в руках все поводки. Я сейчас отвечаю за защитников, это определённый участок работы.

Лично мне просто нравится тренерская работа и неважно, в какой ипостаси. Я всю жизнь отдал хоккею и рад, что продолжаю делать это. Читал где-то выражение, и согласен с ним полностью: «Заниматься любимым делом и получать за это деньги – одна из составляющих счастья»

- Сколько времени вам понадобилось, чтобы вникнуть в особенности игры «Сибири»?

- К паузе в чемпионате я адаптировался окончательно. Главное, к чему надо было привыкнуть – к другому уровню. В Белоруссии техническое оснащение игроков ниже, чем в КХЛ, и мне важно было перестроиться в этом компоненте. Скорость мышления у игроков КХЛ гораздо выше и это чувствуется. По системе же игры всё было знакомо и понятно.

- Вы буквально уже на первый голос не стеснялись поднимать голос на игроков. Придерживаетесь мнения, что тренер должен быть жестким?

- Тренер должен быть гибким и дипломатом. Как говорил Василий Петрович Спиридонов: «Хоккеиста можно «убить» и шепотом». Всё зависит от обстановки и ситуации – на кого-то нужно прикрикнуть, чтобы подбросило на скамейке, а кому-то спокойно сказать. Хоккей – эмоциональный вид спорта, много эмоций остаётся на льду и к вопросам общения нужно бподходить очень гибко.

- Сейчас от игроков вы можете требовать гораздо большего, чем в Белоруссии?

- Вне сомнений. Тут время принятий решений сокращается, в Белоруссии игроки тратят на всё на секунду-две больше, а секунда – это пропасть. В хоккее думать нельзя, надо соображать, действовать на подсознательном уровне. Когда начинаешь думать, всё замедляется.

- Что-то своё уже успели привнести в тренировочный процесс «Сибири»?

- Тут всё уже налажено. Вносить что-то можно в паузах, но не по ходу игр. Мы тренерским штабом обсуждаем различные вещи, варьируем тактику на игру. Всё идёт через дискуссию – я привожу свои доводы, коллеги своим, ищем общие варианты.

- Как вам атмосфера в Новосибирске?

- Болельщики очень хорошие, классная атмосфера на трибунах, а снеговик это вообще что-то! Как он во время стычки со Свитовым в борт стучал кулаками! Чувствуется, что здесь все вместе – игроки, болельщики, все кто в команде.

- Вы пришли в «Сибирь», когда серия из поражений была позади и команда начала побеждать. Что увидели, когда оказались внутри коллектива?

- Увидел, что команда заряжена, что команде не безразлично место в турнирной таблице, а ребята горят желанием доказать, что серия из пяти поражений была досадным недоразумением. В принципе, в тех проигранных матчах команда играла то хорошо, просто не было положительного результата. А результат должен быть на первом месте. Поэтому немного подвинулись, стали прагматичнее и это принесло свои плоды.

Важно понимать, что главное – это работа. Когда вся команда пашет, каждая пара, каждая тройка, игроки отрабатывают каждую смену – тогда что-то получается. Если хоть один выпадает – уже тяжело, получается самолёт с одним крылом. И мне нравится, что в нашей команде игроки это понимают, у нас нет равнодушных. Вообще, можно простить всё – технические огрехи, тактические ошибки, но равнодушие простить нельзя.

- Вы сейчас тренируете Константина Алексеева, с которым успели поиграть в одной паре в кемеровской «Энергии». Помните, каким он был тогда?

- Конечно. Застенчивый паренёк, но работящий! Я поначалу думал, что он вообще не разговаривает (улыбается). Но прислушивался ко всему, выполнял тренерские установки, я ему подсказывал какие-то вещи. Задатки в нём были видны уже тогда.

***

- Вы говорили, что тренерские основы в вас заложил Василий Спиридонов. Кого еще вы можете назвать вашими учителями?

- Как игроку мне много дали Геннадий Фёдорович Цыгуров и Юрий Иванович Моисеев. Про Юрия Ивановича можно много рассказать, что с ним нужно было работать, чтобы понять всё это – было и жестко, и увлекательно, и смешно. Он мог подбодрить так, что полскамейки смеялось. На следующей тренировке после проигрыша мы надевали жилеты с утяжелителями, и он говорил: «Вы думаете это из-за того, что вчера проиграли? Нет! Я же сейчас спрошу вас каждого, и вы сами скажите, что жилеты нужны». Тогда не церемонились.

- В прежних интервью вы часто упоминали о том, что летом любите заниматься с командой «горбачовкой». Что это?

- От слова горбатиться – когда работаешь, не поднимая головы. Пашешь, пашешь, пашешь. Но без этого никуда в хоккее – физика очень важна. Даже если ты уступаешь в мастерстве кому-то, всё это можно нивелировать за счет физики, работы на льду, самоотдачи.

- Как вы формировали свой тренерский стиль?

- На заре своей тренерской карьеры я поехал в Словакию и увидел, как команды там играют в агрессивный хоккей, без отката, когда защитник по полчаса стоит за воротами. Я где-то читал, что за такой хоккей половину стоимости билетов нужно возвращать – согласен абсолютно. Хоккей самая динамичная игра, тут не должно быть статики.

- А тренерская модель поведения?

- Тренер должен быть дипломатом. Нельзя постоянно стоять и орать – если человеку постоянно говорить, что он свинья, то тот рано или поздно захрюкает. Важно знать меру – когда нужно всколыхнуть, чтобы волосы дыбом встали, а когда просто поговорить.

Мне, кстати, понравилась история про Майка Кинэна – раз в месяц он выходил на лёд с игроками и позволял им отвести на нём душу. Интересный подход, позволяет эмоционально разрядиться игрокам.

- Вы быстро смогли перестроиться на тренерскую работу?

- Поначалу снилось, что играю, что опаздываю на тренировку – просыпался в поту. Сейчас уже такого нет. Теперь у меня новый этап, который мне очень нравится. Я очень дорожу, чем занимаюсь и надеюсь, буду заниматься в дальнейшем. 

обсудить на форуме

hcsibir.ru

Хоккейный клуб «Сибирь» | Павел Зубов: "Люди не верят ни в меня,

Large

Новый главный тренер сибиряков Павел Зубов – о предстоящих бессонных ночах и том, какими методами нужно встряхивать игроков

ТЯЖЕЛЫЕ ДНИ И БЕССОННЫЕ НОЧИ У МЕНЯ ВПЕРЕДИ

– Волнуетесь?

– Совру, если скажу, что нет. Я же начинаю в КХЛ, а это очень непростой шаг. Перед такими событиями начинаешь волноваться.

– Главный тренер "Динамо" Владимир Воробьев признался, что все стрессовые ситуации пережил в июне. Были и бессонные ночи, и прочие показатели стресса. Вы уже это прошли?

– Пока у меня не было по-настоящему серьезных проблем, но это все впереди.

– Причем, скоро. Говорят, что с хоккеистов будут требовать хорошего выступления на предсезонном турнире в Магнитогорске. Не просто показать какие-то отработанные связки, а тем более – победы.

– Неправда. У игроков "Сибири" совершенно другие задачи и цели. И начинаются они с 22 августа, когда мы проведем первый официальный матч.

– Не будет такого, что несколько поражений в Магнитогорске приведут к тому, что кто-то из хоккеистов лишится работы?

– Я думаю, что все немного не так. Мы, конечно, не собираемся всем проигрывать, но в таких встречах перед самым турниром как раз получаешь всю информацию о состоянии своих игроков. Я не сторонник каких-то быстрых выводов. Сыграли два матча с ЦСКА – посмотрели и разобрали ошибки, затем у нас еще три встречи в Финляндии и снова будет работа. После Магнитогорска мы тоже сделаем какие-то выводы. А потом будет неделя на шлифовку.

ПАРУ ТРЕНИРОВОК Я УЖЕ ОТМЕНИЛ

– Формально вы не дебютант среди главных тренеров, так как работали на этой должности в Белоруссии. И все же, что пришлось сразу же поменять после назначения? Было ли что-то неожиданное?

– Только то, что я теперь на постоянной связи с генеральным менеджером. Вы не забудьте, что "Сибирь" покинуло много хоккеистов, и нам нужно было формировать состав. Мы же обновились почти на половину, а линия атаки практически полностью. Хорошо, что хоть оборона осталась, а это же фундамент. Но в атаке сплошные новые имена.

– Тяжело.

– Пришлось и много разговаривать с хоккеистами. Они и сами спрашивают, интересуется игровыми моментами.

– Хорошо, что не вопросами по подготовке.

– А мы и это объясняем. Обязательно сообщаем для чего проводится то или иное упражнение, что даст, какой ожидается эффект.

– Я слышал, что у вас тяжелейшие сборы.

– А вы в курсе, что я уже отменял пару тренировок?

– Нет.

– Отменял. В частности, перед поездкой в Москву. Я же не сторонник того, чтобы все бегали или выходили на лед только потому, что в расписании стоит занятие. Чувствуешь, что от ближайшей тренировки пользы не будет. Все уже уставшие, глаза потухшие. Ну сделаем мы еще несколько упражнений – пойдет во вред. Потому и убирал занятия.

– Вы говорите, что много беседуете с игроками. Есть те, которых еще не поняли?

– Без конкретных имен, но пара человек таких есть. Поверьте, у меня с ними все нормально, просто осталось решить какие-то нюансы.

ТРЕНЕР ИЗ ВИТЕБСКА ВЫЗВАЛ НА БОЙ

– В "Сибири" действительно поменялось много нападающих. Бывало такое в карьере?

– В Белоруссии. Когда я возглавил "Металлург" из Жлобина, то у меня в команде было всего три человека. Ничего, сделали отличную команду. Мы выиграли бронзовые медали, серебряные. Когда я уезжал, болельщики тепло меня провожали.

– Да, такое действительно было. Но был и вызов на боксерский поединок со стороны коллеги из Витебска.

– Да про это уже много говорили. Ну побились бы мы, ничего страшного не было. Тем более, Дмитрий Дудик готовился в зале. Сделали бы шоу. Но я переехал в Новосибирск.

– По-настоящему тренер раскрывается в период сложных ситуаций. Как во время побед, так и во время поражений. Вас меняли обстоятельства?

– Я не из тех, кто будет гнуть одну и ту же линию, если она не приносит плодов. Менялся ли я? Не знаю, вряд ли, хотя проигрывать всем не хочется и каждый начинает нервничать из-за этого.

– Я к чему клоню. Ходит история про то, как вы пнули на скамейке защитника Виталия Меньшикова.

– Он вам рассказал не всю историю, а только середину.

– Расскажите начало и конец.

– Начнем с того, что после матча я на глазах у всех извинился перед Виталием. И считал, что этот инцидент исчерпан.

– А начало?

– Вы знаете, во время матча бывает, что хоккеист застывает. Как бы это объяснить… Такой момент, когда люди вообще ни на что не реагируют. Приходится применять такие меры, чтобы они пришли в себя.

– Вы что и раньше кого-то пинали?

– Нет, но со льда игрока доставал. Говоришь ему, что смена, а он просто не слышит. При этом явно переигрывает. Как-то взял одного и затащил на скамейку. И тот случай с Виталием, и прошлый не показывает, что у меня по отношениям к игрокам есть ненависть или агрессия. Просто в такой ситуации надо было сделать так. Но, повторюсь, я перед Виталием извинился.

– Говорят, что у вас вообще были не очень хорошие отношения с игроками.

– Но ведь это не так.

– Вы не отпустили игроков во время паузы на Евротур на законный выходной. Заставили сдать билеты и тренироваться.

– Я не буду комментировать это событие, так как не являлся главным тренером команды на тот момент.

– Вы так поступите?

– Нет.

НЕ ДОВЕРЯЮТ? МЕНЯ ЭТО МОТИВИРУЕТ

– Говорят, главная формула удачного сезона для современного тренера "Сибири" – договориться с Александром Салаком. Он может повести коллектив в правильном направлении, а может и наоборот – в никуда.

– Я с Александром общаюсь, у меня с ним хороший контакт. Но я не помню, чтобы он своим авторитетом как-то вредил команде.

– Было-было.

– Для меня Салак – это человек, который помог завоевать "Сибири" бронзовые медали. И если бы не его игра, то, как он вел себя в коллективе, никаких успехов бы не было.

– Согласитесь, что вы начинает работать в условиях, когда в вас не особенно верят.

– За примерами далеко ходить не надо.

– В каком смысле?

– Так вы же сами написали, что мое назначение – дно для "Сибири".

– Ну немного не так…

– Да почти так. Меня все это не берет особо, а вот родные читают и переживают. Я им говорю, что не стоит так все близко к сердцу принимать, но они же волнуются.

– Понятно.

– Я прекрасно осознаю, что люди пока особо не верят, сомневаются. Но для меня это отличная мотивация. Очень хочется доказать, что зря они не верят ни в "Сибирь", ни в меня.

Алексей Шевченко, "Спорт-Экспресс"

обсудить на форуме

hcsibir.ru

Павел Зубов сменил Андрея Скабелку на посту главного тренера «Сибири»

Кто такой Павел Зубов?

Когда мы произносим фамилию Зубов, у среднестатистического российского любителя хоккея всплывает образ двукратного обладателя Кубка Стэнли, одного из самых результативных защитников в истории НХЛ, а ныне тренера. Сергей Зубов также будет работать в следующем сезоне КХЛ, но с командой из Сочи. Новосибирский клуб выбрал его однофамильца, тоже в прошлом защитника, но куда менее известного, чем Сергей. Будучи игроком, он в основном путешествовал по клубам Высшей лиги, но в начале карьеры новому наставнику сибиряков удалось стать чемпионом России.

Будучи уроженцем Тольятти, в сезоне-1993/94 он провёл три десятка матчей за «Ладу» Геннадия Цыгурова, которая первой из немосковских клубов завоевала золотые медали.

Павел Зубов – россиянин, но его тренерская карьера во многом связана с белорусским хоккеем. В «Металлурге» из Жлобина он провёл пару сезонов как игрок, и там же пробовал себя на новом поприще: пять сезонов в качестве помощника и два в роли главного тренера. Зубов доводил жлобинский «Металлург» до финала кубка Беларуси и полуфинала плей-офф местного чемпионата. А в ноябре 2014 года он откликнулся на предложение Андрея Скабелки – тренера, с которым они неоднократно зарубались в белорусском чемпионате. Зубов уже по ходу сезона заменил помощника Скабелки Игоря Матушкина, который был признан виновником провального старта новосибирской команды. С приходом Зубова наладилась организация игры в обороне и дела сибиряков пошли в гору.

«Сибирь» выбрала тренера и подтвердила уход лидеров. Кемппайнен едет в Уфу

«Сибирь» назвала имя нового тренера и подтвердила уход лидеров, «Салават» усилится финским игроком – в итогах дня.

Почему ставка на Зубова – это логично?

Назначение Павла Зубова на пост главного тренера «Сибири» — решение рискованное, неоднозначное, но в некотором роде всё-таки логичное. Сам Кирилл Фастовский, чьей кандидатурой является Зубов, упирает на то, что глобально он ничего не хочет менять, на первый план ставит преемственность и уверяет, что «Сибирь» при новом главном тренере будет играть примерно в тот же хоккей, что и раньше. Все, кто ждали революции, просто плохо знают Фастовского. Даже в неудачные сезоны, а их за семь лет работы в Новосибирске было два, он не шёл на радикальные меры. Андрея Тарасенко в своё время он не уволил, а лишь понизил в должности до ассистента, сделав рокировку с Дмитрием Юшкевичем. Скабелке он и вовсе дал доработать до конца сезона, хотя в другом клубе отставка могла грянуть ещё осенью.

Павел Зубов – россиянин, но его тренерская карьера во многом связана с белорусским хоккеем.

Но дело не только в лояльности Фастовского к тренерам. Он не только не рубит сплеча, но и пытается по возможности проложить мостик от одного специалиста к другому. Скабелка был помощником Скудры в Нижнем Новгороде, который, в свою очередь, ассистировал Квартальнову в Новосибирске, а вот теперь ставка сделана на ассистента Скабелки. К тому же все эти годы роль проводника в тренерском штабе исполняет Андрей Тарасенко. Даже несмотря на то что в минувшем сезоне «Сибирь» осталась без плей-офф, глупо спорить с тем, что система, которая годами культивировалась в Новосибирске, не потеряла актуальности. При скромных финансовых возможностях и соответствующем подборе игроков никуда без отлаженной обороны, а команда должна быть готова к тяжёлому труду и соблюдению дисциплины. Зубов – единомышленник Скабелки, и он способен выдержать эту линию.

Ещё один аргумент «за» Зубова – состав, который вырисовывается у «Сибири». Если с нападением пока ничего не понятно, команду покидают ведущие форварды от Шалунова до Окулова, то оборона, за исключением Георгия Мишарина, останется в том же виде, что и в прошлом сезоне. Зубову, который в штабе Скабелки работал как раз с защитниками, будет проще, чем тренеру со стороны. Как минимум от одной линии он точно знает, чего ждать. Беляков и Игнатович, Алексеев и Полашек, Наумов и Верещагин – все они хорошо знакомы Зубову, а последний как раз продлил контракт с «Сибирью» ещё на один сезон. Обладая такой спаянной обороной, а также восстановившимся от травмы Александром Салаком, новый рулевой новосибирцев сможет сосредоточиться на построении игры в нападении.

Преемник Скабелки, арена, уход лидеров «Сибири». О чём говорил Фастовский?

Кирилл Фастовский встретился с болельщиками «Сибири» и представил Павла Зубова как нового главного тренера. О чём ещё говорил генменеджер?

Почему ставка на Зубова – это риск?

Из последнего пункта «за» Зубова вытекает главный пункт «против» этого специалиста. Да, он хорошо знаком с защитниками «Сибири». Да, они знают его требования и без труда адаптируются к нему как главному тренеру. Но только с игровой точки зрения. Куда сложнее принять Зубова как главного тренера в плане взаимоотношений внутри коллектива. Не секрет, что переход от помощника к главному – процесс болезненный, далеко не всегда выигрышный. Не каждый успешный ассистент готов брать на себя ответственность, а главное – выдерживать её груз. Кто-то слишком мягкий, другой, напротив, «пережимает гайки». Все потенциальные риски возводятся в квадрат, когда это повышение происходит внутри команды, а не на стороне. Когда тренер, ранее работавший только помощником, начинает самостоятельную карьеру в клубе, где он не работал, – это чистый лист, отсутствие какой-либо предыстории. Как положительной, так и отрицательной. Случай Зубова сложнее.

Обладая такой спаянной обороной, а также восстановившимся от травмы Александром Салаком, новый рулевой новосибирцев сможет сосредоточиться на построении игры в нападении.

В тренерском штабе почти любой команды есть разделение на «хорошего полицейского» и «плохого полицейского». Нельзя сказать, что в «Сибири» было столь чёткое распределение ролей, хотя бы потому что Скабелка тоже мог включить «режим диктатора». Однако и Зубов, будучи его ассистентом, не был любимцем игроков. Сразу несколько источников говорят о том, что хоккеисты были не в восторге от его методов и, скажем прямо, недолюбливали второго тренера. Сумеет ли Зубов правильно выстроить отношения с игроками, с которыми он работал последние годы? Смогут ли стороны забыть старые обиды и начать всё с нуля? Будут ли игроки биться за нового наставника? Впрочем, примерно такие же опасения озвучивались в кулуарах, когда Илья Воробьёв менял на посту главного тренера «Магнитки» Майка Кинэна. Под вопрос ставился и авторитет Ильи Петровича, и его умение найти общий язык с лидерами, но жизнь расставила всё на свои места: Воробьёв второй год подряд выводит уральцев в финал Кубка Гагарина.

Почему Зубов не главный тренер, а и.о.?

Удивило не только то, что Фастовский сделал выбор в пользу Зубова, но и то, что тот назначен исполняющим обязанности главного тренера. К чему эта неопределённость? Неужели «Сибирь» продолжит искать замену Скабелке, а Зубов – это всего лишь временный вариант? Исключать нельзя ничего, но, по сути, это всего лишь бюрократическая формальность. Ни в «Сибири», ни в других клубах генеральный менеджер не решает в одиночку такие глобальные вопросы, как назначение главного тренера. Он может отбирать кандидатуры, вести переговоры, но последнее слово – за владельцами. Эркку Вестерлунд в «Салават Юлаев» хоть и привёл Леонид Вайсфельд, без одобрения руководства республики его назначение было бы невозможным. В ЦСКА, где затягивают с объявлением Андрея Николишина, последнее слово за наблюдательным советом. В «Сибири» же Зубова должен утвердить попечительский совет клуба, в который в том числе входит губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий. Пока же новый главный тренер сибиряков работает с молодёжью на апрельском сборе с приставкой и.о. Иначе кроме как формальностью две эти буквы это воспринимать не стоит.

Кто ещё мог стать тренером «Сибири»?

«Искали долго и далеко, а нашли близко», — так Фастовский описал процесс поиска нового главного тренера. Так кто же мог возглавить «Сибирь» до того, как возникла кандидатура Павла Зубова? Этот пост предлагали ещё одному члену тренерского штаба Андрею Тарасенко, но он уже не в первый раз взял самоотвод. Индивидуальная работа с игроками, их развитие для отца звезды «Сент-Луиса», видимо, важнее личных амбиций. Рассматривались в качестве кандидатур на замену Скабелки помощники Сергея Орешкина в «Динамо» Владимир Воробьёв и Андрей Скопинцев. Причём более предметный интерес сибиряки проявляли к Воробьёву, который, с большой долей вероятности, займёт должность отправленного в отставку Орешкина.

Этот пост предлагали ещё одному члену тренерского штаба Андрею Тарасенко, но он уже не в первый раз взял самоотвод.

В Новосибирск активно сватали Дмитрия Квартальнова, но ни с «Сибирью», ни с «Ак Барсом», ни с «Авангардом», куда также сватали экс-рулевого ЦСКА, он не вступал в активные переговоры. Однако это не означает, что Фастовский не рассматривал вариант с возвращением тренера, который три года назад сбежал в Москву с формулировкой «по семейным обстоятельствам». Последним же кандидатом был Николай Заварухин – человек для Новосибирска не чужой. Именно здесь с «Сибирскими Снайперами» он впервые попробовал себя в качестве главного тренера. Заварухин знаком с системой клуба, работал с рядом игроков, а главное – он созрел для самостоятельной работы. Помощник Владимира Крикунова был одной ногой в «Сибири», переговоры по нескольким причинам зашли в тупик. В том числе потому, что «Автомобилист» не захотел просто так отпускать перспективного тренера. Таким витиеватым путём хоккейный Новосибирск пришёл к кандидатуре Зубова.

www.championat.com

Хоккейный клуб «Сибирь» | Павел Зубов: "Даже слесарей на заводе

Large

Главный тренер «Сибири» в эксклюзивном интервью KHL.ru - о трудностях перехода от игровой карьеры к тренерской, внимании к мелочам, штанге на льду от Геннадия Цыгурова, о детях - будущих хоккеистах и многом другом.

Павел Зубов – человек, который до 10 апреля нынешнего года был мало знаком широкому кругу болельщиков. Между тем, главный тренер новосибирской команды входил в состав «Лады» чемпионского образца, а затем успешно тренировал в Беларуси. Однако предстоящий сезон станет самым серьёзным испытанием в его тренерской карьере. Впервые Зубову предстоит руководить командой в КХЛ. И решать задачи, которые, несмотря на значительное обновление состава, остаются серьёзными. Кое-что уже получается. «Сибирь» начала межсезонье с пяти поражений подряд, а закончила уверенной победой над «Магниткой» на Мемориале Ромазана.

«В «университете» работаем над «правописанием»

- Павел Владимирович, нынешнее межсезонье началось для «Сибири» с пяти поражений подряд. Насколько это давило на вас?

- Команда обновилась наполовину, а одна из линий - практически полностью, а становление новой системы – довольно длительный процесс. Тем более, ушли стержневые игроки.... Поэтому нам приходится проводить собрания и по пятёркам, и по парам, и по тройкам, чтобы как можно глубже вбить эту новою систему в головы ребятам. Ни в коем случае не в обиду им будет сказано, но наша действительность такова: в процессе строительства системы пришлось работать не только над тактическими вещами, но и над техническими: катанием, владением клюшкой… Говорить о том, что клюшку надо держать на льду, когда ты без шайбы в обороне. Очень тяжело идёт этот процесс, создаётся ощущение, будто мы на четвёртом курсе университета занимаемся правописанием. На это ушла львиная доля времени в межсезонье. Поэтому результаты уже на втором месте. Тем не менее, очень хотелось одержать победу, над любым соперником. И в итоге мы прервали серию, обыграв «Трактор» на Мемориале Ромазана. Ну а затем сумели занять на этом весьма представительном турнире второе место.

- Вы сказали о «правописании». Удалось его исправить?

- Не до конца, потому что навыки закладываются на уровне школы, тяжело их прививать в более зрелом возрасте. Так что идём маленькими шагами. Другого нам не остаётся, только терпеть и работать.

- Стержневых игроков, ушедших из «Сибири», вы увидели в товарищеских матчах против ЦСКА. Пообщались с ними, или не видели в этом необходимости?

- Конечно, пообщались и поговорили. Ребятам желаю только удачи. Новосибирский этап в их карьере пройден, теперь настал новый, в ЦСКА. Это спорт, и от подобных вещей никуда не деться.

- Тем не менее, вы долго видели Шалунова и Ко в форме «Сибири», на своей скамейке. И тут они играют против вас. Какие ощущения охватывали?

- В спорте это легко всё переносится. Так что, никакой ностальгии, ничего подобного. У ребят сейчас другая жизнь, другая команда.

«Такими игроками, как Энлунд, не разбрасываются»

- Пока не впечатляет линия атаки «Сибири». 10 голов в 8 матчах. Сильно беспокоит это обстоятельство?

- Нет. Мы постоянно работаем над этим, и прогресс очевиден. И по сравнению с первыми матчами межсезонья, и по ходу Мемориала Ромазана. Постепенно начинает получаться контроль шайбы в зоне атаки. Есть моменты, но реализация пока хромает. Главное – удалось вылезти из углов, прийти на пятак перед воротами соперника. Теперь надо доигрывать там. Но главное - то, что мы туда вообще пришли.

- По ходу Мемориала Ромазана было заметно, что ваши новые легионеры начинают адаптироваться в команде. Как оцените игру Закриссона и Бергстрёма?

- У ребят идёт период адаптации, и мы ждём от них большего. Дай бог, они отойдут и покажут себя.

- В «Сибирь» вернулся после двухлетнего перерыва знаковый игрок, лучший бомбардир команды в её КХЛ-овской истории Йонас Энлунд. Говорят, он сам нашел вас и попросился обратно…

- Было такое. Мы посмотрели, протестировали его на льду и остались довольны. Энлунд – универсал, может играть в меньшинстве, большинстве, в центре и с краю. Такими игроками не разбрасываются. У него было не много игровой практики в прошлом году. Но по своим взглядам на хоккей, по отношению к работе он нам подходит. Работяга, игрок, который может создать и реализовать момент.

- Поможет ли ему то, что он много времени провёл в «Сибири»?

- Безусловно. Он сразу сказал, что вернулся домой. Думаю, когда услышит наших болельщиков, получит дополнительную порцию адреналина в кровь.

«После непопадания в плей-офф в раздевалке все сидели лицом в пол»

- С уходом в ЦСКА лидеров атаки вы, наверняка, осознавали, что быстро равноценной замены им не найти и придётся особый акцент делать на оборону…

- Да мы бы могли и в обороне могли усилиться. Но так как от атаки осталось ноль целых пять десятых, всё ушло на поиск нападающих. В ином случае ещё бы одного-двух защитников интересно было бы приобрести.

- Так будет «Сибирь» делать крен в сторону обороны, особенно в начале чемпионата, когда особенно важно добиваться результата?

- Хочется играть сбалансированно, а чем лучше и продуктивней будут нападающие в атаке, тем лучше будет и для нашей обороны.

- Вернёмся к прошлому сезону. Есть у вас сейчас объяснение, чего не хватило команде, чтобы попасть в плей-офф?

- Одного очка не хватило… А вообще я бы не хотел рассматривать игру в прошлом сезоне. Это будет некорректно по отношению к бывшему главному тренеру.

- Что происходило в раздевалке после матча с «Автомобилистом», когда вы лишились шансов на кубковую восьмёрку?

- Это легко представить. Когда тебе не хватило одного очка, когда ещё 20 минут назад выход в плей-офф был реальностью, но тут поезд ушёл… Все просто сидели лицом в пол.

- Для вас стало неожиданностью решение Андрея Скабелки об уходе?

- Он предупредил нас об этом в самолёте, когда летели домой.

- Когда узнали, что замените его именно вы?

- 10 апреля. Даже раньше, 8-го. Нас вызвал Кирилл Валерьевич Фастовский. Надо было что-то делать. Команда есть, а тренера нет. А нужно уже начинать работать, готовиться к сезону.

«От Цыгурова взял скрупулёзное отношение к мелочам»

- Вы начинали свою карьеру в «Ладе», поиграли под руководством Геннадия Фёдоровича Цыгурова. Чем запомнился вам мэтр?

- Своей жёсткостью. Каждая мелочь для него была важна: и в быту, и на льду. Это очень хорошие черты. А вообще - тогда у тренеров были развязаны руки. Можно было выгнать любого игрока без каких бы то ни было последствий. И все держались за своё место, боялись остаться без работы. Это многих хоккеистов двигало.

- Что-то переняли у Цыгурова?

- Вот это самое отношение к мелочам. И сейчас ребятам я постоянно об этом говорю. О том, как из мелочей вырастают негативные вещи. Есть нюансы, которые не видны специалистам, но они иногда становятся причинами поражений или, наоборот, серьёзных побед.

- Что вас самого привело в хоккей?

- Сама игра и привела. Хоккей у нас тогда, в 80-е, в Тольятти был видом спорта №1. Сначала меня отдали в самбо, но я ушёл оттуда и записался в хоккей. Сперва родители даже не знали о том, что я вот так всё поменял.

- А когда узнали?

- Ничего, всё нормально. Что делать, если ребёнку нравится. Мы часто с отцом ходили на хоккей, болели до дрожи за команду. Пусть ты не там, на льду, но переживаешь не меньше. Всех хоккеистов знали поимённо, фотографии их были дома.

- Вы занимались в старом тольяттинском «Волгаре»?

- Там была только первая команда. А мы рядом, на открытой площадке стадиона «Торпедо». Чай в термоске взял – и поехали. Стандартное детство хоккеиста. Между школой и тренировкой 45 минут, даже поесть не успевал – забирал форму и вперёд.

- Сразу вас определили в оборону?

- Нет, сначала играл центральным нападающим. Только второй мой тренер сначала поставил в атаку, потом перевёл в оборону. И я об этом ничуть не пожалел. Кстати, я и, будучи защитником, забивал много. У нас была хорошая пятёрка – с Разиным и Ковалёвым, было очень интересно.

- С Андреем Разиным поддерживаете отношения?

- Да, конечно.

- В сезоне 1993/94, когда «Лада» стала первым немосковским чемпионом, в вы провели 28 матчей. Почему так мало?

- Тогда молодёжь вообще тяжело привлекалась. Но тут в первой команде вдруг началась желтуха, несколько человек заболели, и нас с Разиным подняли из второй команды. Поиграли до конца сезона.

«В Швеции была страшная для защитника цифра по голам и передачам»

- Кто запомнился из той команды?

- Недавно Рафу Якубова видел. Он сейчас в Альметьевске работает спортивным директором. С ним пообщались. А так – со всеми ребятами пересекаемся: Емелиным, Разиным… Дружная команда была.

- Какой-нибудь яркий эпизод, связанный с Геннадием Цыгуровым, можете вспомнить?

- Прыжки в коньках через скамейку. Или ты тягаешь штангу на льду, полностью в экипировке. Работаешь, как на земле. После нас от прыжков через скамейки льда уже практически не было, поэтому Геннадий Фёдорович однажды решил, что больше так не надо делать. Но очень необычно это было. Кстати, у Юрия Ивановича Моисеева, с которым я в Самаре работал, тоже были необычные упражнения – например, борьба. Силовые-болевые приёмы, только это всё это на камнях, на пляжной гальке.

- В вашей карьере был шведский этап.

- Да, в Швеции играл мой товарищ, он и сейчас живёт там. Тогда это всё была экзотика. Сезон отыграли. А потом уже по финансам с ними не договорились.

- На одном известном статистическом сайте написано, что вы там были нападающим…

- Нет, играл в обороне, но всё равно мы с другом стали лучшими бомбардирами. Страшные для защитника цифры по голам и передачам были. Потом приглашали в другие команды. Но как-то не срослось…

- Насколько легко дался вам переход из игроков в тренеры? Задумывались ближе к окончанию карьеры о тренерском будущем?

- Мне в ещё Жлобине предлагали: переходи сразу на тренера. Но хотелось поиграть ещё. Но потом здоровье подсказало, что всё, пора. Позвонил тренеру «Металлурга» Евгению Ивановичу Лебедеву, который звал меня, спросил: «Всё в силе»? Он сказал приезжать. И за год меня втянуло в эту работу, тренировал молодёжную команду. Увидел, что получается, и пацаны понимают всё, что хочу им сказать. В общем, сложностей особых при переходе от игрока к тренеру не испытал.

- Вспомните самый яркий эпизод вашей тренерской карьеры до переезда в КХЛ?

- Конечно чемпионство в Беларуси. Это было незабываемо.

«Близкие переживают за меня больше, чем я»

- Наступающий сезон будет сложным, наверняка вы испытываете большое давление. Считаете ли себя стрессоустойчивым человеком?

- Давление – это норма. Единственное, мои близкие люди переживают. Когда идёшь на такую должность, тебя будут обливать грязью на хоккейных ресурсах, и не только. Я то к этому готов и, читая комментарии, не испытываю желания ответить. Мы ведь публичные люди. Даже если ты работаешь слесарем на заводе – и той среде что-то обсуждается. А когда тебя печатают, показывают по телевизору... Будут и сторонники, и те, кто тебя, скажем так, не очень хотел бы видеть на должности тренера.

- Готовы даже после самых неудачных матчей общаться с журналистами, давать интервью?

- Конечно. Это часть моей работы.

- Какой результат «Сибири» устроит вас после этого сезона?

- Задача – плей-офф, а дальше - цели максимальные.

- Хоккейная общественность не очень хорошо вас знает. Расскажите о своей семье.

- У меня осталась мама, отец, который в меня очень много вложил, к сожалению, умер. Он мне всегда помогал, даже когда я на тренерскую работу перешёл. Что касается своей семьи… Жена Татьяна, двое пацанов, семь и девять лет. Дочь пятнадцатилетняя. Сыновья занимаются в «Сибири» в хоккейной школе.

- Сложно им с отцом-тренером?

- Сложно. Младший только первые шаги делает. У меня такая философия: если ребёнку не нравится что-то, то и смысла нет начинать. Поэтому, если вдруг вижу, что они вялые, спрашиваю: «Может, что-то другое попробуем»? Не хотят. И сейчас они уже боятся опоздать на тренировку, вижу, что прониклись хоккеем. Дай бог.

- Как любите проводить свободное время, если оно есть?

- Его немного. Наверное, сами догадаетесь: трое детей, жена. Всё время с ними. В сезоне то у одного тренировка, то у другого... На турниры, если есть возможность, езжу – посмотреть, чем живут дети. С удовольствием смотрю, как растут, учатся.

- Что читаете, какую музыку предпочитаете?

- Разную. Иногда подсказываю, если вдруг перед игрой в раздевалке что-то вялое играет: нужно подинамичнее. Читаю сейчас в основном литературу, которая поможет в профессии – психологию, педагогику, физиологию. Недавно прочитал «Семь навыков высокоэффективных людей» - о том, как строится коллектив, команда. Люблю историю, и жена подарила на день рождения «Белую гвардию». Но всё никак руки не дойдут...

ДОСЬЕ

Павел Владимирович Зубов

Родился 6 января 1973 года в Тольятти.

Карьера игрока: 1996/97, 1997-1999 - ЦСК ВВС (Самара), 1997-1998 – «Нефтехимик» (Нижнекамск), 1998/99 – «Тупело» (Швеция), 2000-2007 – «Энергия» (Кемерово), 2004/05 – «Нефтяник» (Альметьевск), 2006-2008 – «Металлург» (Жлобин), 2007/08 – «Зауралье» (Курган), 2008/09 – «Ермак» (Ангарск).

Карьера тренера: 2010-2015 - «Металлург» (Жлобин), 2014 – н.в. – «Сибирь» (Новосибирск) (старший тренер, с апреля 2017 – главный тренер).

Достижения игрока: чемпион России, бронзовый призёр чемпионата Беларуси.

Достижения тренера: серебряные и бронзовые медали белорусской лиги.

Источник: khl.ru 

обсудить на форуме

hcsibir.ru


Смотрите также